Благовест-Инфо
Благовест-Инфо
Контакты Форум Подписка rss




Расширенный поиск


 
Благовест-Инфо


  • 25 апреля – 15 сентября

Выставка «Ars Sacra nova. От мифа к символу. Русская история и евангельские мотивы в творчестве художников модерна России и русского зарубежья 1900-1940-е гг.». Москва

  • 28 мая — 26 января 2025 г.

Выставка «Христос за пазухой. Искусство медного литья». Москва

  • 18 июня – 29 сентября

Выставка «Райский сад земной и небесный». Москва

  • 20 июня – 8 сентября

Выставка «Живопись нитью. Лицевое шитье из собрания Музея имени Андрея Рублева, ЦАК МДА и частных коллекций». Москва

  • Июль

Концерты фонда «Искусство добра» в Соборе на Малой Грузинской и на других площадках. Москва

  • 16 июля – 19 января 2025

Выставка «Два учителя: Сергий Радонежский и Стефан Пермский». Москва

  • 28 сентября

Международная научная конференция «Российское общество Красного Креста и Великая война». Москва

  • Август

Концерты фонда «Искусство добра» в Соборе на Малой Грузинской и на других площадках

  • 24 октября

Конференция «Православие в советской культуре и политике: традиции, идеалы, образы». Москва

  • 12 – 13 декабря

Научная конференция «Православие на Дальнем Востоке». Санкт-Петербург

Все »









Мониторинг СМИ

«Катехизису Католической Церкви» исполняется 30 лет

11.01.2023 13:25 Версия для печати

Фото: laciviltacattolica.ru

11 октября 1992 года, в 30-ю годовщину открытия II Ватиканского собора, Иоанн Павел II представил Катехизис Католической Церкви. Составленный по предложению Синода епископов 1985 года, Катехизис должен был предложить всей Церкви органичный ориентир, представляющий католическое вероучение по вопросам веры, а также морали в форме, адаптированной к нашим временам и в русле наставлений II Ватиканского собора.

Катехизис хорошо справлялся со своей задачей в течение трех последующих понтификатов, однако его нельзя считать ригидным, не поддающимся изменениям документом, поскольку Церковь продолжает свой путь в истории при помощи Святого Духа. В статье иллюстрируется изменение, внесенное Папой Франциском по проблеме смертной казни, и упоминаются прочие вопросы, ответ на которые, данный в Катехизисе, вызывает дискуссию.

***

11 октября 1992 года, в тридцатую годовщину начала II Ватиканского Собора, Иоанн Павел II подписал Апостольскую конституцию Fidei depositum, которой представлял не только духовенству, но и «всему Народу Божию» новый Катехизис Католической Церкви.

Мужественное начинание

Подготовку Катехизиса Иоанн Павел II доверил Комиссии из 12 кардиналов и епископов под председательством кардинала Йозефа Ратцингера, префекта Конгрегации вероучения, после внеочередного Синода епископов, созванного Папой в 1985 году, в 20-ю годовщину завершения Собора. В заключительной резолюции Синода мы читаем: «Многие высказывали желание, чтобы был составлен катехизис или компендиум всего католического учения по вопросам веры, а также морали, который был бы ориентиром для катехизисов или компендиумов, создаваемых в различных странах. Представление учения должно быть библейским и литургическим, излагающим здравую доктрину в применении ее к жизни современных христиан»[1]. За это проголосовали 146 епископов из 155 присутствовавших.

Подобно тому, как после Тридентского Собора Римский катехизис стал разносторонним и органичным изложением католического вероучения с тем, чтобы пастыри, проводя реформу Церкви, начатую на Соборе, могли руководствоваться в своих наставлениях ясным и общим ориентиром, так после работы II Ватиканского Собора, в связи с публикацией пространного корпуса документов и живой дискуссии, вызванной их интерпретацией, «множество епископов» высказывало потребность в новом своде изложения христианского вероучения, в русле Собора, внимательного к положению христиан и Церкви в современном мире.

Задача была очень сложной. Было немало важных экспериментов, например, известный Голландский катехизис и прочие, подготовленные разными конференциями епископов, однако отмечалось, для них «отправной точкой, в первую очередь, стали антропологический и социологических подход, а также способ передачи, в результате они практически утратили из вида то, что нужно было передавать»[2]. То есть нужно было составить текст, выражающий то, «во что вероучение предлагает нам веровать», универсальный для всей Церкви как воплощение того общего, что присуще христианской вере, с тем чтобы служить единству их всеобщего общения, несмотря на различия и ситуации на местах.

Такое возможно? Многие, даже богословы и катехеты, сомневались. Более того, немалое число были убеждены, что речь идет об ошибочном пути. Они полагали, что невозможно предложить катехизис, «по содержанию» противоречащий герменевтике Слова Божия и Откровения; что универсальный катехизис вместо содействия будет препятствовать необходимой инкультурации и заблокирует составление катехизисов в поместных Церквах. Возникала проблема единства и многообразия[3]. Естественно, разные возражения озвучивались и после публикации: «Катехизис казался критикам не возможностью достижения единства, а угрозой жизнеспособности и плюрализму, своего рода попыткой связать формулами и даже заблокировать мужественно устремленное вперед, к будущему, мышление, средством для сохранения контроля и дисциплины. Он был даже назван атакой на инкультурацию[4], которая должна была искать новые пути и формы выражения веры как в великих мировых исторических культурах, так и во все более развивающейся современной технической цивилизации».

Комиссия и редакторский Комитет не теряли духа. Они выбрали схему, опробованную еще в Римском катехизисе, направленную, в первую очередь, к Богу и тайнам веры, исповедуемой в Символе веры и священнопразднуемой в таинствах; затем они представили, как вера проявляется в милосердии и в христианской жизни (заповеди в свете заповедей Блаженства); наконец, говорят о христианской молитве по образцу молитвы Господней Отче наш.

Текст разбит на четыре части, «все четыре части связаны друг с другом: христианская тайна есть предмет веры (Часть первая); она совершается и сообщается в литургических действиях (Часть вторая); она присутствует, чтобы освещать и укреплять детей Божиих в их делах (Часть третья); она становится основой нашей молитвы, высшим выражением которой является Отче наш, и представляет собой предмет нашего прошения, нашей хвалы и нашего ходатайства (Часть четвертая)»[5].

Оригинальный текст, составленный в 1989 году на французском языке, был направлен для всесторонних консультаций со всеми епископами мира, с Римскими конгрегациями, с богословскими институтами и экспертами. Были собраны около 24 000 отзывов, особенно — по Части третьей. То есть текст — результат широчайшего сотрудничества с епископатом всего мира[6]. Он намеренно не привязан к какой-то конкретной «теологии», поскольку «всякий катехизис должен верно и упорядоченно представлять преподавание Священного Писания, живого Предания в Церкви и аутентичного Учительства, а также наследия Отцов, Учителей и святых Церкви, чтобы способствовать лучшему познанию христианской тайны и оживлению веры Народа Божия. Следует принимать во внимание разъяснения доктрины, которые в течение веков Дух Святой внушал Церкви. Кроме того, катехизис должен объяснять в свете веры те ситуации и проблемы, которые не возникали в прошлом. Поэтому новый Катехизис будет содержать в себе и новое, и старое, ибо вера всегда остается той же самой; и в то же время она есть источник всегда нового света»[7].

Имеет смысл, путь и росчерком пера, напомнить Указатель текстов: огромное число цитат из Священного Писания (4 278), из документов Соборов — особенно II Ватиканского — (810), из документов папского учительства, канонического права, западной и восточной литургии, церковных писателей, Отцов и святых Церкви всех времен, включая святую Терезу Младенца Иисуса. Некоторые иллюстрации, помещенные намеренно в начале каждой из четырех частей, напоминают о том, что христианская вера всегда находила выражение в искусстве, «пути красоты». Наконец, в 2 865 «пунктах» Катехизиса нас через века достигает великая река христианского вероучения и мудрости во всем своем богатстве, к которой мы припадаем, читая сегодняшние реалии в свете веры и переживая их в Духе, животворившем и животворящем.

Тем не менее Катехизис совершенно очевидно не предлагает «новые доктрины» и не приписывает новую ценность своему содержанию, так как его цель — представлять именно то, что «уже» есть учение Церкви и чему Церковь наставляет властью учительства.

Неожиданный успех

В 1992 году работа завершилась, и в июне Папа ее одобрил, однако для торжественного одобрения ему было угодно подождать до тридцатой годовщины открытия Собора, до 11 октября. Наконец, 7 декабря он пожелал провести презентацию и символически вручить его в Сикстинской капелле представителям церковной общины, включая мирян, мужчин и женщин, носителей разных языков, жителей разных континентов. Тем временем в Париже в ноябре публике впервые было представлено французское издание, за три недели были проданы более 500 000 экземпляров. Огромный успех, превосходивший все возможные ожидания, ждал через несколько месяцев и итальянское издание, феноменально, но то же самое происходило на презентациях на разных языках по всему миру. Общий интерес к работе — не только со стороны духовенства — сразу же оказался настолько заметным, что критика, хотя и не прекратилась, но стала намного мягче. Небезосновательно утверждать, что Катехизис «был неожиданно единодушно принят подавляющим большинством католиков»[8].

Кардинал Ратцингер — его нельзя считать автором, но, безусловно, он сыграл решительную роль в составлении и реализации плана[9] — неоднократно проявлял удивление и благодарность в связи с исходом этого начинания: «Для меня своего рода чудо, что в ходе столь сложной редакторской работы на свет появилась книга, по своей сути глубоко унитарная и, на мой взгляд, прекрасная. Тот факт, что среди столь разных настроений, представленных в редакторском комитете и в комиссии, вновь и вновь развивалось согласие намерений, стал для меня и для всех участников необыкновенным опытом, набираясь которого мы часто, как верили, непосредственно ощущали помощь направлявшей нас свыше десницы»[10]. «Удивительно, но в мире, полном противоречий, в Церкви, переживающей столкновение противоречащих друг другу течений, оказалось возможным подготовить подобное свидетельство единства за относительно краткое время: лично я считал это невозможным, в чем искренне признаюсь»[11].

Пять лет спустя, в 1997 году, с учетом замечаний к разным переводам (на тот момент Катехизис был переведен на 30 языков), было опубликовано латинское Editio typica в качестве официального источника для будущих переводов и переизданий. В Общем катехизическом руководстве, изданном в том же году, сказано, что Катехизис — «официальный документ Учительства Церкви, в котором авторитетно, в точной форме, посредством органичного синтеза, собраны события и основополагающие спасительные истины, выражающие общую веру Народа Божия и служащие незыблемой опорой для катехизации»[12].

Со временем Катехизис проявил себя очень полезным орудием для достижения изначально поставленных целей: служить незыблемой опорой для наставления и катехизации христианского народа, представлять христианское вероучение в современном мире, содействовать глубокому пониманию верующими сути христианской жизни и ее требований. Папский Совет по делам новой евангелизации, в свою очередь, сделал его несущим столпом своей работы, как следует из более поздних версий Катехизического руководства и итогов работы Международных конгрессов по вопросам катехизации, посвященных углубленному изучению разных частей Катехизиса[13]. В 2005 году был опубликован «Компендиум» Катехизиса. Он составлялся опять-таки по поручению Иоанна Павла II и стал результатом работ под руководством кардинала Ратцингера. Задача «Компендиума» — представить намного более сжато содержание полного Катехизиса в классической форме вопросов и ответов с использованием большего объема изображений. Новое пособие ни в коей мере не заменяет собой полный текст.

Времена Папы Франциска: преемственность, новизна, вопросы

Естественно, святой Иоанн Павел II и Бенедикт XVI постоянно ссылались на Катехизис Католической Церкви в своих наставлениях, сыграв решающую роль в воплощение в жизнь его положений. Но и Папа Франциск с самого начала продолжал их линию, прекрасно осознавая важность и пользу документа. Об этом свидетельствуют уже точные слова его энциклики Lumen fidei, подлинного связующего звена с понтификатом Бенедикта, определяющие Катехизис как «фундаментальный документ, посредством которого Церковь единым актом передает все содержание веры, „все то, чем она является, все то, во что она верует”[14]». И в спонтанных заявлениях, часто звучавших в первое время его понтификата, Папа Франциск обращался к Катехизису и к социальному учению Церкви, чтобы действенно и прямо подтвердить: «Я сын Церкви».

Наконец, тот, кто следит за катехизическими беседами Папы Франциска по средам, постоянно встречал — порой явные, порой имплицитные — цитаты либо ссылки на Катехизис. Например, в катехизической беседе о Евхаристии и таинствах или о молитве; но также по вопросам социальной этики, например, о всеобщем предназначении благ. И то же самое справедливо для многих других документов и посланий, в том числе по чувствительным темам, таким как терапевтическая настойчивость и т. п.

Это не отменяет того, что Катехизис следует считать неприкосновенным, окончательным документом, не поддающимся улучшению. Такая мысль глубоко противоречит самой природе изложения католического учения, динамически живого в ходе истории человечества, учительства, сопровождаемого Святым Духом с тем, чтобы быть проводником странствующего Народа Божия. Очевидно, что чаще всего мы задаемся вопросами о Третьей части (как было еще на этапе составления Катехизиса), — вопросами о христианской жизни и социальной морали, учитывая изменение исторических условий и динамическую связь христианской веры с реальностью.

Конкретный и четкий пример: формулировка Катехизиса касательно смертной казни, отношение к которой за эти 30 лет изменилось. Первый вариант Катехизиса, обнародованный в 1992 году, не исключал легитимности смертной казни «в крайне тяжелых случаях» (п. 2 266). Но уже в Editio typica 1997 года в связи с энцикликой Evangelium vitae, опубликованной Иоанном Павлом II в 1995 году, формулировка изменена: сказано, что «случаи, абсолютно требующие казни преступника, довольно редки, если вообще еще встречаются» (п. 2 267). В 1998 году Иоанн Павел II в рождественском послании и в ходе последующего визита в Соединенные Штаты вновь выступал за отмену смертной казни. Аналогично высказывался и Бенедикт XVI в постсинодальном увещевании Africae munus (2011). Наконец, в 2017 году, в речи по случаю 25-й годовщины обнародования Катехизиса, Папа Франциск ясно просил переформулировать пункт о смертной казни с тем, чтобы лучше выразить развитие учения по этому вопросу за последние годы[15]. Новый текст без недомолвок: «В свете Евангелия Церковь, „будучи внимательной к неприкосновенности и достоинству личности, учит, что смертная казнь недопустима”, и решительно стремится к отмене казни во всем мире»[16].

Другая проблема, требующая новых формулировок, — ответственность за окружающую среду, за «общий дом». Опять-таки Папа Франциск, выступая на ассамблее юристов, выделил возможность развить части Катехизиса, посвященные экологической ответственности: «Мы должны внести — мы об этом думаем — в Катехизис Католической Церкви понятие греха против экологии, „экологического греха” против общего дома, поскольку оно затрагивает понятие долга»[17]. Эта инициатива, очевидно, будет в духе учительства современных понтификов, в частности, если говорить о Папе Франциске, и созвучна его энциклике Laudato si` и постсинодальному увещеванию об Амазонии.

Другого характера еще более проблематичны просьбы пересмотреть текст Катехизиса по вопросам сексуальной морали, которые в наши дни представляются нередко, особенно в контексте размышлений, начавшихся в этой сфере на фоне сексуальных злоупотреблений в обществе и в Церкви.

Можно вспомнить выступления на сей счет в Рапорте Совэ о проблеме насилия во Франции[18]. Но проблема представляется намного более серьезной на «Синодальном пути» Церкви в Германии, в ходе которого критические замечания к тексту Катехизиса ясно проявляют не столько обеспокоенность насчет улучшения или развития спорных пунктов, сколько желание всесторонней и глубокой ревизии самого церковного учительства по всей тематике, касающейся человеческой сексуальности. Черновики документов тщательно изучаются, например: «Глубинные направления обновленной сексуальной этики» или «Переоценка гомосексуальности в Учительстве»[19].

Сейчас мы не собираемся погружаться в столь сложные и деликатные вопросы. Нельзя отрицать, что все это одно из самых сложных испытаний для миссии Церкви на ниве просвещения и пастырства в связи с христианской жизнью в условиях общества, глубоко изменившегося по сравнению с прошлым. Папа Франциск несколько лет назад решительно начал работу в этом направлении, созвав два Синода, посвященные проблемам семьи, и обнародовав заключительное постсинодальное увещевание Amoris laetitia. Но при этом нельзя недооценивать опасный разрыв между церковным учительством и реальностью христианского опыта наравне с угрозой возникновения напряженности и конфликтов внутри общины Вселенской Церкви: нужно придерживаться преемственности и единства, следовать по пути благоразумия и мужества[20]. Тем не менее проблема заключается не в необходимости как можно быстрее начать напрямую обсуждать текст Катехизиса, а в том, что Катехизис должен отражать учительство Церкви по вопросам доктрины и морали.

Наконец, стоит вспомнить, что суть Катехизиса — служить катехизации, то есть быть орудием передачи веры в современном мире. Сегодня из-за «цифровой революции» и сопутствующих последствий передача веры, особенно новым поколениям, происходит в условиях, радикально отличающихся от прежних. В рамках настоящей статьи мы, как и вопросы, поставленные выше, не можем углубленно рассмотреть эту требующую глубокого осмысления тему, к тому же свое слово еще скажет творческий подход к катехизации, получивший дополнительный стимул в силу опыта, накопленного за время пандемии. Речь пойдет не только об умножении числа переводов текста Катехизиса на разные языки или о подготовке всевозможных пособий с целью его распространения, что уже само по себе заслуживает похвалы[21], но о понимании того, действительно ли этот объемный, систематически и органично изложенный текст останется на долгое время неизменным и главным ориентиром для передачи христианской веры Католической Церкви.

Возможное заключение — мои мысли

Катехизис Католической Церкви — выдающийся документ. Он превзошел все ожидания и сумел органично — можно сказать, сбалансировано, гармонично и педагогически эффективно — предложить синтез католического христианского учения времен II Ватиканского Собора, опирающегося на Священное Писание, Предание Церкви, выражаемое Соборами, Папами, великими церковными Учителями, святыми.

Он был и остается колоссальной основой единства церковной общины в крайне изменчивом мире — во множестве народов, языков и культур, в стремительно меняющемся мире. Кардинал Эвери Даллес считал его «самым отважным вызовом, брошенным культурному релятивизму, который сегодня угрожает разъесть содержание католической веры»[22].

За минувшие тридцать лет он был и остается сегодня твердой и надежной опорой для наставления и христианской формации — да и для духовности, по нашему мнению — Пап, епископов, священников, катехизаторов, мирян, мужчин и женщин. Но и в их критических замечаниях признается авторитет документа.

Катехизис не стоит считать ригидным, окончательным, неприкосновенным. Описание истории христианской веры должно быть динамичным и живым. Как с самого начала Катехизис должен был оказаться не препятствием, а ориентиром, основой, важным документом для поддержки странствующей Церкви в истории, направляемой Святым Духом.

Вот поэтому Катехизис может развиваться. Папа Франциск привел конкретный пример: смертная казнь. В столь быстро меняющемся мире можно и даже необходимо менять формулировки и добавлять новые пункты. Мы привели примеры самых остро стоящих вопросов. В любом случае Катехизис должен быть отражением общей веры Церкви, сохранять единство под водительством учительства. И вся Церковь должна продолжать неустанно искать наилучшие пути и действенные способы провозглашения веры и ее передачи, уповая на споспешествование и ходатайство Святого Духа.

***

Примечания

[1] Enchiridion Vativanum, vol. 9, Bologna, EDB, 1758, n. 1797.

[2] E. Guerriero, Servitore di Dio e dell’umanita`. La biografia di Benedetto XVI, Milano, Mondadori, 2016, 262.

[3] Журнал Concilium посвятил обсуждению этих тем целый монографический номер (№ 4 за 1989 год) под редакцией Й. Б. Метца и Э. Схиллебекса.

[4] J. Ratzinger, Relazione al Congresso Catechistico Internazionale, in Osservatore Romano, 15 октября 1997, 6.

[5] Св. Иоанн Павел II, Апостольская конституция Fidei depositum, 11 октября 1992 года, n. 3.

[6] Среди отзывов 16 поступили от Римских конгрегаций, 28 от Конференций епископов, 23 от групп, объединяющих 295 епископов, 797 — лично от епископов.

[7] Св. Иоанн Павел II, Апостольская конституция Fidei depositum, 11 октября 1992 года, n. 3.

[8] E. Guerriero, Servitore di Dio e dell’umanita`… cit., 268.

[9] Нельзя забывать о важной роли секретаря редакторского совета, доминиканца К. фон Шёнборна, будущего архиепископа Вены и кардинала. Рекомендуем интересную статью о том, чем он руководствовался в работе над будущим Катехизисом, и рецензии на него: “Il Catechismo della Chiesa Cattolica nelle Chiese particolari”, in R. Fisichella (ed.), Il Catechismo della Chiesa Cattolica. Testo integrale e nuovo commento teologo-pastorale, Citta` del Vaticano — Cinisello Balsamo (MI), Libr. Ed. Vaticana — San Paolo, 2017, 813–824.

[10] J. Ratzinger, Il Catechismo della Chiesa Cattolica e l’ottimismo dei credenti, in Communio, n. 128, 1993, 17.

[11] Id., Relazione al Congresso Catechistico Internazionale, cit., 6.

[12] Direttorio generale per la catechesi, n. 124, повторяется в n. 184 нового Direttorio per la Catechesi Папского Совета по делам новой евангелизации, Citta` del Vaticano, Libr. Ed. Vaticana, 2020, 130.

[13] III Международный Конгресс по вопросам катехизации проходил в Риме 8–10 сентября 2022 года и был посвящен именно Третьей части Катехизиса.

[14] Франциск, Энциклика Lumen fidei, 29 июня 2013 года, п. 46.

[15] См. Франциск, Речь перед участниками встречи, организованной Папским Советом по содействию новой евангелизации, 11 октября 2017 года.

[16] «Рескрипция о новой редакции п. 2 267   „Катехизиса Католической Церкви” о смертной казни» от 1 августа 2018 года и «Послание к епископам о новой редакции п. 2 267 „Катехизиса Католической Церкви” о смертной казни» под редакцией Конгрегации вероучения от 2 августа 2018 года.

[17] Франциск, Речь к участникам XX Всемирного конгресса Международной ассоциации по уголовному праву, 15 ноября 2019 года.

[18] В разных параграфах Рапорта Совэ (www.ciase.fr/medias/Ciase-Rapport-5-octobre-2021-Les-violences-sexuelles-dans-l-Eglise-catholique-France-1950-2020.pdf/), в особенности пп. 932–946 и рекомендация № 10, посвящены рассмотрению и критике формулировке разных пунктов раздела Катехизиса о VI заповеди. На наш взгляд, беспристрастному прочтению текста Катехизиса многие точечные критические замечания Рапорта представляются достаточно неоднозначными. В любом случае они, по-видимому, направлялись обеспокоенностью подчеркнуть в наибольшей мере первенство уважения к личности и внимания к жертвам, и в целом отражают направление морального богословия, считающее недостаточным стремление вписать трактовку проблем человеческой сексуальности в рамки VI заповеди. Мы отмечаем, что в подобных темах французские епископы не заняли позицию, а начали более разносторонний процесс консультаций и размышлений. Cfr F. Lombardi, Continuare la lotta agli abusi. Il “Raporto Sauvé” e i vescovi francesi, in Civ. Catt. 2022 I 364–388.

[19] www.synodalerweg.de/dokumente-reden-und-beitraege/  На недавней сессии 8–10 сентября 2022 года указанные тексты во втором чтении получили одобрение большинства участников.

[20] В этом направлении рассуждал еще кардинал Карло Мария Мартини в последние годы своей жизни, о нем мы вспоминали 31 августа по случаю десятилетия со дня его кончины. Например: C. M. Martini — G. Sporschill, Conversazioni nocturne a Gerusalemme, Sul rischio della fede, Milano, Mondadori, 2008.

[21] Вспомним «Компендиум» Катехизиса, опубликованный в 2005 году, серию Youcat, изданную на разных языках специально для молодежи, новый «Видеокатехизис Католической Церкви», распространяемый издательством «Сан-Паоло» на 15 DVD, не говоря уже о разнообразных многосерийных католических телепередачах и т. п. В связи с этим необходимо глубже изучить тему «рецепции» Катехизиса; cfr C. Farey “Recezione del Catechismo della Chiesa Cattolica”, R. Fisichella (ed.), Catechismo della Chiesa Cattolica. Testo integrale e nuovo comment teologico-pastorale, cit., 825–834.

[22] A. Dulles, The Challenge of the Catechism, in First Things, n. 1, 1995.

Федерико Ломбарди SJ

30 декабря 2022

Источник: La Civiltà Cattolica



Ваш Отзыв
Поля, отмеченные звездочкой, должны быть обязательно заполнены.

Ваше имя: *

Ваш e-mail:

Отзыв: *

Введите символы, изображенные на рисунке (если данная комбинация символов кажется вам неразборчивой, кликните на рисунок для отображения другой комбинации):


 

На главную | В раздел «Мониторинг СМИ»

Рейтинг@Mail.ru

Индекс цитирования










 
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов отдельных материалов.
© 2005–2019 «Благовест-инфо»
Адрес электронной почты редакции: info@blagovest-info.ru
Телефон редакции: +7 499 264 97 72

12+
Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций:
серия Эл № ФС 77-76510 от 09 августа 2019.
Учредитель: ИП Вербицкий И.М.
Главный редактор: Власов Дмитрий Владимирович
Сетевое издание «БЛАГОВЕСТ-ИНФО»