Благовест-Инфо
Благовест-Инфо
Контакты Форум Подписка rss




Расширенный поиск


 
Благовест-Инфо


  • 29 февраля – 2 июня

Выставка «Кижи. Небесное послание». Москва

  • 29 февраля – 12 мая

Выставка «Тайны храмов эпохи Ивана Грозного». Москва

  • 14 марта - 2 июня

Выставка «Сотворение мира. Произведения религиозного искусства XV – начала XX века». Москва

  • 26 марта – 15 мая

Фестиваль «Весна духовная. На пути к Пасхе». Москва

  • Апрель

Концерты фонда «Искусство добра» в соборе на Малой Грузинской и на других площадках. Москва

  • 1 – 26 апреля

VII Международный Великопостный хоровой фестиваль. Москва

  • 4 апреля – 12 мая

Выставка «Праздник Благовещения». Москва

  • 13 апреля

«Вдохновляясь древней иконописной традицией». Выставка и круглый стол по современному христианскому искусству. Москва

  • 16 апреля

Конференция, посвященная деятельности христианских церквей России, Европы и Китая в Новое и Новейшее время. Москва

  • 17 апреля

Круглый стол «Традиции и современность в христианском искусстве: пути развития». День первый

  • 18 апреля

Семинар «Культурное наследие: памятники христианского искусства Сирии». Москва

  • 18 апреля

Цикл встреч Константина Мацана «Верю – не верю». Лекция «К.С. Льюис: не только Нарния» Москва

Все »









Статьи

След ботинка на душе

Каннские фильмы-лауреаты на XXVII ММКФ

28.06.2005 17:15 Версия для печати

«Дитя» / L'Enfant (Бельгия, Франция, 2005, 95 мин.) Режиссеры: Жан-Пьер Дарденн, Люк Дарденн. Сценарий: Жан-Пьер Дарденн, Люк Дарденн. В гл. ролях: Джереми Ренье, Дебора Франсуа, Джереми Сегар. «Золотая пальмовая ветвь» 58-го Каннского кинофестиваля (2005).

«Скрытое» / Hidden / Caché (Франция, Австрия, Германия, Италия, 2005, 117 мин.) Режиссер: Михаэль Ханеке. Сценарий: Михаэль Ханеке. В гл. ролях: Даниэль Отой, Жюльетт Бинош, Морис Бениш, Анни Жирардо. Приз 58-го Каннского кинофестиваля за лучшую режиссуру, призы ФИПРЕССИ (Международной федерации кинопрессы и критики) и экуменического жюри.

Даже очень разные вещи подчас что-то объединяет. Фильмы «Дитя» бельгийских режиссеров Жан-Пьера и Люка Дарденнов и «Скрытое» австрийца Михаэля Ханеке – лауреаты последнего Каннского кинофестиваля. Оба придали вес внеконкурсной программе XXVII ММКФ, и оба вскоре выходят в российский прокат. И тот, и другой – об отцах семейств, и еще – о разных моделях поведения в момент осознания греха.

Дарденны – носители социальной темы, достаточно редкой для западного кинематографа. В центре их картин – маленький человек с его простыми человеческими чувствами, а стилистической особенностью братьев-режиссеров являются простота и предельный реализм.

Для Ханеке, напротив, свойственен интерес к бессознательному, депрессивному и агрессивному в человеке. Его картины, как правило, отличаются сложными философскими конструкциями.

Жюри Каннского фестиваля, которое возглавлял Эмир Кустурица, отдало самые престижные призы – главный и за режиссуру – этим, таким непохожим авторам.

Очень молодая деклассированная пара из фильма «Дитя» (в прокате с сентября) между делом производит на свет ребенка. Режиссеры показывают во всей неприглядности инфантилизм новоиспеченного отца. Живущий импульсами, не добрый и не злой, Бруно сам – «дикий ребенок» города. Поэтому, продав торговцам детьми своего девятидневного Джимми, он искренне не понимает своей вины. «У нас родится другой», – пытается он утешить подкошенную подругу Соню, показывая ей толстую пачку вырученных денег.

Сообразив, что он натворил, Бруно идет к проходимцам, возвращает им деньги и получает проданного сына обратно. Но те назначают ему цену ошибки, угрозами понуждая воровать, чтобы выплачивать отступные.

Герой, разумеется, не отягчен моралью и религиозными переживаниями. Однако, пережив опыт отцовства, Бруно совершает покаянный и одновременно ответственный поступок. Он является с повинной в полицию, чтобы выручить другого ребенка – 14-летнего подростка, которого втянул в грабеж, и садится в тюрьму вместо него. Так Бруно вновь обретает Соню, которая его прощает. Картина заканчивается сценой их свидания в тюрьме, когда повзрослевший отец впервые спрашивает: «Как там Джимми?»

«Дитя» – история безрассудной души, бесстрашно живущей. Ее обладатель – изгой Бруно – совершает разные неприглядные вещи – ворует, побирается, и, казалось бы, чего уж более – продает сына – однако благодаря своему детскому незлобию через злоключение приходит к раскаянию, винясь и оплакивая свою нескладную жизнь.

Фильм необыкновенно прост, снят в реалистической манере наблюдения за нехитрым бытием персонажей, близкой к документальному кино.

На протяжении картины нам не дают толком разглядеть лица маленького Джимми, зато в одном из эпизодов подробно показывают, как увлеченно его отец Бруно смачивает ботинок в кашице уличной грязи и отпечатывает на стене дома. Эта, казалось бы, проходная сцена – на самом деле важная составляющая фильма. Мы видим не хулиганскую выходку, а некий творческий процесс, самовыражение героя. Его подпись, если угодно.

И сама собой напрашивается параллель с шедевром режиссера Вернера Херцога «Каждый за себя, а Бог против всех» (1974), где взрослый ребенок Каспер Хаузер (его играет Бруно С.) после двадцатилетнего принудительного затворничества начинает новый для себя опыт жизни в обществе с чудаковатого поступка – высевает из семян кресс-салата свое имя. Для Каспера это – важнейший акт осознания себя. Семя из-под земли прорастает на солнце, как его нежная душа.

У Бруно из фильма «Дитя» душа не такая уж нежная, скорее – заброшенная, а потому и отметина, которую он ставит на стене – соответствующая. Режиссеры отраженным светом показывают атмосферу, в которой могло пройти детство юного отца: его мать, узнав о рождении внука, реагирует так, словно речь идет не более чем о котенке…

Вопреки несовместимым с нежным младенчеством условиям, в которых появляется на свет и вынужден жить крошечный Джимми, именно он придает смысл существованию сначала матери, а потом и отца, фактом своего рождения потеснив зло. По мысли Дарденнов, «жизнь сильнее».

Режиссеры не судят незадачливого отца – они показывают цену житейской беспечности и шире – беспечности души. В Бруно нет страха, как нет его в детях, не осознающих опасности.

Совсем другой случай – респектабельный Жорж из фильма «Скрытое» австрийского режиссера Михаэля Ханеке (приз Каннского кинофестиваля за лучшую режиссуру, награды ФИПРЕССИ и экуменического жюри). В российском прокате картину можно будет увидеть с 28 июля.

Размеренный ход жизни главного героя нарушается вторжением страха, отравляющего существование. После интригующих сюжетных перипетий становится ясным, что Жорж боится той тени, которую отбрасывает его прошлое. Совершенный грех не имеет срока давности, а души когда-то пересекшихся людей могут сквозь годы общаться на расстоянии.

Ханеке снял психологический триллер с философским подтекстом, на сей раз обойдясь без характерной для большинства его прежних фильмов жестокости. Благополучная семья парижанина Жоржа (Даниэль Отой), телеведущего и интеллектуала, подверглась неожиданной напасти – кто-то стал подбрасывать кассеты с видеосъемками их дома, снятого скрытой камерой.

На протяжении всего фильма семья тщетно пытается разгадать загадку: кто и зачем присылает безобидные по видимости пленки и жутковатые, стилизованные под детские, рисунки?

Герой обращается в полицию. Это не помогает. Несчастный занимается поисками таинственного незнакомца самостоятельно – и, как ему кажется, находит того, кто портит ему спокойную жизнь.

На одной из кассет глава семьи вдруг видит дом, в котором он родился, – и начинает понимать, что загадочный «оператор» знает его совсем не понаслышке. Жорж припоминает забытый эпизод из своего детства, наполняющий душу стыдом. Любопытно, что его мать (Анни Жирардо), которую он навестил в этом самом доме, не сразу вспомнила тягостный случай, также вычеркнув его из памяти.

Когда Жоржу было лет шесть, в жизни его семьи появился алжирский мальчик Маджид – сын прислуги. Однажды отец и мать этого ребенка поехали в Париж и не вернулись. Исторический экскурс: в то самое время – в 1961 году – во французской столице произошли трагические события: во время разгона манифестации алжирцев двести ее участников были утоплены в водах Сены. Родители Жоржа хотели усыновить Маджида, но Жорж, чтобы не допустить этого, изощренно оклеветал мальчика, и несчастного отдали в сиротский приют. Таким образом, Ханеке сводит воедино вину страны и личную вину человека, показывает столкновение этносов – «приятной» европейской расы и «отталкивающего» третьего мира.

В пленках содержалась подсказка – как, спустя сорок лет, найти Маджида. Жорж делает это, приступая к нему с требованием, переходящим в угрозу: прекратить терроризировать семью; но Маджид (Морис Бениш) все отрицает, признаваясь лишь в своем отвращении к Жоржу, которое не прошло с годами…

В кассетах нет угроз, а есть лишь напоминание, понятное одному получателю. И зашифрованное послание: за твоей жизнью кто-то наблюдает, она кому-то хорошо известна. Пытаясь отмахнуться от метафизики, герой стремится упростить ситуацию до бытового уровня.

Та форма, в которую выливается стремление Жоржа защититься от подобного напоминания, выражает крайний индивидуализм западного человека, подкрепленный набором многочисленных «прав». Когда на его территорию вторгается «чужой», в данном случае очень абстрактно представленный, агрессивность Жоржа превосходит возможную опасность. Защищаясь, он стремится переложить вину, пусть и выглядящую довольно призрачно, но вполне ощущаемую, на другого.

Верх отчуждения и непонимания – совместный путь оппонентов в полицию во французском «черном воронке» – молча, глаза в глаза. Подозреваемый – Маджид – оказывается невиновен.

Развязка нелепа и жестока: Маджид приглашает Жоржа домой, выхватывает из кармана нож, перерезает себе горло и падает замертво. Падает прямо у порога, преграждая собою выход – режиссер снова и снова отыгрывает мотив замкнутого пространства – словно закрытой территории души. Все оборачивается перевертышем – «потерпевший» становится возможной причиной смерти, а предполагаемый «террорист» – жертвой психологического давления.

Ханеке оставляет много недосказанного, подталкивая зрителя к выводу, что пленки и рисунки – это материализованная совесть Жоржа, раскрывшая в уголке его души мрачную страничку давнего предательства и подлости. Режиссер показывает, что часто человек не распознает голоса совести в себе, и тогда конфликт с самим собой переносится на окружающих.

Самоубийство так и не простившего Маджида выглядит предельно неожиданным, потому как сюжетно лишено достаточных мотивировок. С одной стороны, это может быть условная уступка желанию Жоржа избавиться от инородца, тяготившего его душу, а также способ показать, что на этом нелады Жоржа с самим собой не заканчиваются, а лишь усугубляются.

С другой стороны, это мрачная концепция Ханеке о разрушительности зла, которое не знает виновных и безвинных, а лишь плодит жертвы, и все оказываются соучастниками. Небезынтересен разговор героя с женой еще в начале фильма о предполагаемом шантажисте:

Жорж: – Мне кажется, я знаю, кто это.

Анна: – И что?

Жорж: – Я должен удостовериться.

Анна: – С тобой все в порядке? Может, ты поделишься своей великой мудростью? Меня это тоже касается.

И ближе к финалу зрителю дается намек, что скрытая вина может быть и у Анны: их 12-летний сын Пьеро неадекватно себя ведет и норовит вырваться с территории родителей, поскольку считает, что у матери слишком теплые отношения с другом семьи...

Чувствуется ирония режиссера к своему главному персонажу, который, похоже, попав под обаяние модного у среднего класса фрейдизма, пытается во что бы то ни стало побороть чувство вины в себе. Но совесть, которая сильнее греха и зла, не позволяет себя усыпить.

Маджида, который мог бы стать братом, но не стал, больше нет. Проблема загадочных пленок как будто снята. Но финал фильма, снятый одним долгим и очень общим статичным планом, остается тревожно открытым: на выходе из школы, на пустеющем после учебного дня крыльце едва заметны двое беседующих: сын Жоржа и сын Маджида... 

Поэтому страх вновь «съедает душу», а голова полна раздумий.

В каком-то смысле Жорж похож на старушку-негритянку из конкурсного фильма ММКФ «Дорогая Венди» (реж. Томас Винтерберг). Живущая в необъяснимом страхе, Кларабель просидела много лет дома. Но вот, наконец, выходит на улицу, чтобы выпить кофе в доме по соседству. Сделав несколько шагов и почувствовав мнимую опасность «банд», которых она патологически боится, бабушка вынимает из кошелки обрез и открывает стрельбу на поражение по случайным людям, провоцируя очень большое кровопролитие.

По мысли Ханеке, в каждом человеке и каждом обществе живет стыд и страх своего прошлого, в котором необходимо признаться себе и другим и таким образом преодолеть. Страх так и не ушел из жизни Жоржа, как не наступило качественного перерождения героя, который хотел остаться правым.

Старый прием «кино в кино» у Ханеке имеет в том числе почти мистическое звучание: совесть – это некий фильм, который необходимо чаще прокручивать, чтобы понять, что к чему в твоей душе. Картина заставляет вспомнить Антониони с его «Фотоувеличением»: в реальности сокрыто нечто, чего обычный глаз не замечает. Камера (у Ханеке – совесть) фиксирует на пленку реальность более объективно, чем мы ее себе представляем. И эта пленка может нам все припомнить, даже когда мы не хотим.

Ирина Стовбыра



Ваш Отзыв
Поля, отмеченные звездочкой, должны быть обязательно заполнены.

Ваше имя: *

Ваш e-mail:

Отзыв: *

Введите символы, изображенные на рисунке (если данная комбинация символов кажется вам неразборчивой, кликните на рисунок для отображения другой комбинации):


 

Материалы в данном сюжете

01.02.2006 11:14 | Благовест-инфо
Фильму "Дитя" братьев Дарденнов присуждена христианская премия Джона Темплтона

Материалы в данном сюжете

26.06.2005 17:19 | Благовест-инфо
Экуменическое жюри не представлено на нынешнем Московском международном кинофестивале

25.06.2005 23:21 | Благовест-инфо
Москва ассоциируется у кинозвезды Жанны Моро с колокольным звоном

На главную | В раздел «Статьи»

Рейтинг@Mail.ru

Индекс цитирования










 
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов отдельных материалов.
© 2005–2019 «Благовест-инфо»
Адрес электронной почты редакции: info@blagovest-info.ru
Телефон редакции: +7 499 264 97 72

12+
Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций:
серия Эл № ФС 77-76510 от 09 августа 2019.
Учредитель: ИП Вербицкий И.М.
Главный редактор: Власов Дмитрий Владимирович
Сетевое издание «БЛАГОВЕСТ-ИНФО»