Благовест-Инфо
Благовест-Инфо
Контакты Форум Подписка rss




Расширенный поиск


 
Благовест-Инфо


  • Ноябрь

Концерты фонда «Искусство добра» в соборе на Малой Грузинской. Москва

  • Декабрь

Концерты фонда «Искусство добра» в соборе на Малой Грузинской и ЦДРИ. Москва

  • 2 декабря

Открытие выставки «Лето Господне. Праздники. Введение во храм Пресвятой Богородицы». Москва

  • 4 декабря

Лекция И.Языковой «Была ли иконопись в Советском Союзе?». Москва

  • 6 - 7 декабря

Конференция «Богословие. Философия. История». Воронеж

  • 7 декабря

Встреча «Открытие Сирии». Москва

  • 12 - 13 декабря

Конференция «Дух, цифра, общество». Москва

  • 14 декабря

Семинар по наследию митрополита Антония Сурожского «Жить с Богом сегодня». Москва

  • 15 - 16 декабря

Конференция «Попечение Церкви о душевнобольных». Москва

  • 16 декабря

Семинар «Библейские темы в мировой культуре: Запад – Россия – Восток». Москва

  • 28 - 30 января 2023 г.

Международная научно-практическая конференция «Социум и христианство». Минск

Все »










Мониторинг СМИ

“И здесь мы вышли вновь узреть светила…” Новый космический телескоп

У истоков его создания стоял католический священник Жорж Леметр

21.11.2022 15:17 Версия для печати

В праздник Рождества 2021 года из Французской Гвианы была запущена ракета Европейского Космического Агентства “Ariane 5” с космическим телескопом “Джеймс Уэбб” (JWST), которая направилась в точку, находящуюся в 1,5 млн км от Земли, чтобы исследовать самые отдалённые места и эпохи нашей Вселенной. JWST — это самый мощный из когда-либо созданных космических телескопов, предназначенный главным образом для проведения «инфракрасной астрономии», то есть для сбора очень слабых сигналов. Начатая в 1996 году программа достигла этого этапа более чем за 20 лет и потребовала интенсивного сотрудничества между космическими агентствами США, ЕС и Канады. Паоло Бельтраме SJ исследует предысторию и значение этого события в мире науки. Автор — приглашенный исследователь в Университетском колледже Лондона.

***

НА РОЖДЕСТВО В ПАНДЕМИЮ…

Рождество 2021 года. В мире, все ещё охваченном пандемией, спустя примерно 18 месяцев после молчаливой мистической молитвы Папы Франциска на площади Святого Петра, из Французской Гвианы была запущена ракета Европейского Космического Агентства “Ariane 5” с космическим телескопом “Джеймс Уэбб” (JWST), которая направилась в точку, находящуюся в 1,5 млн км от Земли, чтобы исследовать очень отдалённые места. Такая символическая дата была продиктована скорее техническими, чем религиозными причинами, но это было совпадение, которое ничуть не умаляло поэзии события. Как писал Ричард Фейнман: “Тайне не повредит немного знания о ней”. [1] Всё прошло отлично.

JWST — это самый мощный из когда-либо созданных космических телескопов [2], предназначенный главным образом для проведения «инфракрасной астрономии», то есть для сбора очень слабых сигналов, что позволяет нам исследовать самые отдалённые эпохи видимой Вселенной. Начатая в 1996 году программа достигла этого этапа более чем за 20 лет и потребовала интенсивного сотрудничества между НАСА (Национальное управление по аэронавтике и исследованию космического пространства, NASA), ЕКА (Европейское Космическое Агентство, ESA) и ККА (Канадское Космическое Агентство, CSA).

Первоначально дата запуска планировалась на 2007 год, но была отложена на 14 лет, что заставило некоторых усомниться в том, что запуск вообще когда-либо будет осуществлён. Одна из главных проблем заключалась в том, что после того, как телескоп будет отправлен в космос, даже самое незначительное вмешательство станет невозможным из-за его удалённости от Земли. Вся система, какой бы сложной и запутанной она ни была, должна была быть совершенной. Стоимость программы составила около 10 миллиардов долларов. Это, безусловно, солидная цифра, но она соответствует менее 1% годовых военных расходов США, ЕС и Канады [3] — основных участников программы.

Выражаясь метафорически, телескоп “Уэбб” стоит на плечах другого научного гиганта, космического телескопа “Хаббл”, и станет следующим флагманским экспериментом НАСА. Его научная цель состоит в том, чтобы наблюдать за сигналами, которые намного слабее и, следовательно, более далеки в пространстве и времени, чем может достичь “Хаббл”. Мечта учёных заключается в том, что JWST сможет раскрыть историю Вселенной от Большого взрыва до образования бесчисленных наблюдаемых внесолнечных планет (или экзопланет) и многого другого. Это амбициозная, смелая и в то же время сложнейшая научная программа.

Спутнику потребовалось 30 дней для преодоления почти 1,5 миллиона километров, чтобы достичь «второй точки Лагранжа» (L2). [4] L2 — это область гравитационного равновесия, расположенная между Землей и Солнцем, положение, которое позволит спутнику вращаться вокруг Солнца синхронно с Землёй. Система оснащена тепловым щитом в форме воздушного змея, состоящим из пяти слоев толщиной с человеческий волос, который защищает её от солнечных лучей, от тепла, исходящего от Земли, и даже от тепла бледного, холодного, отражённого Луною света. Таким образом, прибор можно держать при температуре ниже 50 Кельвинов (К) или 223 °C ниже нуля, что имеет решающее значение для наблюдения очень слабых инфракрасных сигналов.

Но почему так важно сканировать инфракрасное излучение, чтобы узнать о Вселенной? Нужно рассказать небольшую историю.

ИГРОК В БАСКЕТБОЛ И МОНСЕНЬОР

История начинается задолго до Рождества 2021 года. Два великих человека бросили вызов доминирующим мировоззрениям своей эпохи, сопровождая амбициозные человеческие технологические проекты, которые раздвинули границы человеческого знания далеко в неизвестность. Что это: «безумный полёт» дантовского Улисса [5] или полное мужества желание, которое исходит от человеческой природы, призванного к доблести? [6]

Первым из этих людей был Эдвин Пауэлл Хаббл (20 ноября 1889 г. — 28 сентября 1953 г.). Он был американским астрономом, сыгравшим фундаментальную роль в наблюдательной космологии, до такой степени, что НАСА посвятило ему первый в истории космический телескоп. Хаббл также отличался крепким телосложением: его атлетические дары были более очевидными, чем его интеллектуальные способности, и в 1907 году он привел баскетбольную команду Чикагского университета к спортивному титулу. Эдвин также отличался выдающимся чувством долга. Следуя обещанию, данному его больному отцу, несмотря на его огромный интерес к астрономии, он сосредоточился на изучении права, литературы, юриспруденции и испанского языка. Однако ему удалось тайно пройти курсы математики и физики. Когда его отец умер в 1913 году, он стал преподавателем испанского языка, а также физики и математики, а кроме того тренировал студенческую баскетбольную команду. В следующем году он поступил в аспирантуру на отделение астрономии в обсерватории Йеркса, где в 1917 году получил докторскую степень. Позже он переехал в обсерваторию Маунт-Вилсон, где оставался до самой смерти.

Когда Хаббл прибыл в обсерваторию, телескоп Хокера [7] — аппарат с главным зеркалом диаметром 2,5 м, в то время самый мощный в мире — был только что закончен. Наблюдения, проведённые между 1923 и 1924 годами установили, что многие из так называемых «спиральных туманностей» [8], которые ранее наблюдались менее мощными телескопами, не были частью нашей галактики, а сами были галактиками за пределами Млечного Пути. Хаббл смог определить расстояние до таких туманностей, и это позволило понять их внегалактическую природу, что произвело революцию в наших знаниях того времени. [9] Возможно, более важно то, что Хаббл с помощью того же телескопа измерил красное смещение (фундаментально важное явление, к которому мы вернемся позже).

Другим великим человеком был Жорж Анри Жозеф Эдуард Леметр (17 июля 1894 г. — 20 июня 1966 г.). Бельгиец, физик-теоретик, математик, астроном, профессор физики Лувенского Католического Университета и католический священник, а точнее, монсеньор, Леметр изучал гражданское строительство, физику и математику в иезуитском колледже в Шарлеруа. Он был рукоположен в священники в 1923 году и в том же году отправился в Кембридж, где посвятил себя космологии и звездной астрономии. В 1924 году он перешёл в обсерваторию Гарвардского колледжа и MIT (Массачусетского Технологического Института) в Кембридже в США. Он был одним из первых, кто понял, что разбегание галактик — тот факт, что галактики удаляются друг от друга — можно объяснить моделью расширяющейся Вселенной. Он известен как тот, кто впервые выдвинул гипотезу о «первичном атоме» как о начале космоса. [10]

Его взгляды, однако, не были восприняты ни научным, ни религиозным миром: ирония и насмешка встретили его в первом случае и чрезмерный наивный энтузиазм — во втором. С научной точки зрения, наиболее популярной в то время была теория «стационарного состояния», среди основных сторонников которой были астрономы уровня Германа Бонди [11], Томаса Голда [12] и Фреда Хойла [13]. Эйнштейн также был склонен поддерживать это мнение. По мнению этих ученых, у Вселенной вообще не было начала и не было «первоначальной сингулярности».  [14] Скорее, космос оставался и остаётся сегодня одним и тем же в каждой области и во всякую эпоху. [15] Именно Хойл первым изобрел в качестве насмешки выражение «Теория большого взрыва», как будто бы был первоначальный «большой взрыв», из которого всё произошло. Сарказм физика…

Напротив, общение между Леметром и Папой Пием XII был гораздо более уважительным. Прежде всего уточним, что видение бельгийского астрофизика можно резюмировать как явный отказ от конкордизма [16] и креационизма [17] в пользу Бога, сокрытого в творении. Леметр проявлял глубокое уважение: с одной стороны, к Богу, который «живёт» в вечности и позволяет творению существовать в относительном, но действенном, автономном состоянии, а с другой стороны, к человеческой личности, обладающей исключительной способностью понимать творение, сохраняя при этом понимание неизмеримой трансцендентности Бога. «Я слишком уважаю Бога, чтобы выдвигать о Нём научную гипотезу», — повторял монсеньор-ученый. Казалось, Пий XII, поддерживал другие взгляды, которые могли стать поводом для недоразумений и неправильных толкований. В заключении одной из своих речей Понтифик произнёс: «Творение во времени, следовательно, Творец; следовательно Бог! Вот голос, хотя бы и неявный и неполный, которого мы просили у науки». [18] Выражения такого рода рискуют распахнуть дверь для конкордистского и ненаучного видения.

В 1952 году Леметр, узнав, что Пий XII должен произнести речь на ассамблее Международного астрономического союза, попросил его об аудиенции. Вполне вероятно, что он дал Понтифику некоторые разъяснения, скорее для того, чтобы избежать вторжения науки в теологию, чем, как можно было бы подумать, чтобы ограничить вмешательство теологии (или Пап) в науку. Решимость Леметра защищать две области человеческого знания — научную и теологическую — была фундаментальной для укрепления свободы исследования, посредством освобождения её от философского и теологического давления, и для чёткого отделения его гипотезы “первоначального атома” от возможных метафизических интерпретаций конкордистского или креационистского вида. “Первоначальная сингулярность” — если она когда-либо существовала — должна быть помещена на совершенно иной уровень, чем сверхъестественное творение мира. [20] «Есть два пути к истине: вера и наука. Я решил следовать обоим» [21] — утверждал Леметр.

РОБОСТЬ ЗВЁЗД

Вернёмся к красному смещению. Оно описывает увеличение длины волны [22] электромагнитного излучения по мере удаления от источника. Подумайте о звуке сирены — кареты скорой помощи или полицейской машины — удаляющейся от нас. Колебание кажется замедленным, если сравнить его с тем же звуком, когда он становится ближе. Когда свет излучается удаляющимся объектом, длина волны, которую мы воспринимаем, больше длины волны излучаемой, и говорят, что она смещена «в сторону красного», что соответствует нижнему концу видимого спектра. [23] Не вдаваясь в математическое описание, отметим, что красное смещение, называемое “космологическим” красным смещением, зависит от того факта, что удаляется не просто источник, звезда или галактика, а само пространство-время в процессе расширения.

В начале ХХ века Весто Слайфер [24], Карл Виртц [25] и другие сделали первые измерения красного смещения галактик за пределами Млечного Пути и интерпретировали это как эффект «случайных» движений наблюдаемых тел. Позже Леметр (в 1927 г.), а затем Хаббл (в 1929 г.) сформулировали, независимо друг от друга, закон, который сегодня носит имя Хаббла-Леметра и связывает красное смещение с расстоянием до небесных тел, тем самым связывая удаление объектов с расширением метрики пространства-времени [26] и, следовательно, удлинением длины волны. Это «растягивание» волны, очевидно, связано с уменьшением частоты светового излучения и, следовательно, с уменьшением связанной с ним энергии. Выдающийся британский астроном и космолог Эдвард Харрисон [27] утверждал: «Свет покидает галактику, стационарную в своей области пространства, и, в конечном итоге, принимается наблюдателями, которые также неподвижны в своей локальной области. Между галактикой и наблюдателем свет проходит через обширные области расширяющегося пространства. В результате все длины волн света растягиваются из-за расширения пространства». [28]

Мы отмечаем, что пространство, разделяющее объекты, может расширяться быстрее света, не нарушая известного предела, наложенного теорией относительности Эйнштейна. Перспектива, согласно которой «далёкие галактики разбегаются», или точка зрения, согласно которой это «пространство между галактиками расширяется», является фактом, связанным с выбором системы координат и метрики, используемой в общей теории относительности. [29]

Итак, излучение распространяется в сетке — пространстве-времени — которая расширяется, и чем дальше от нас находятся звёзды и галактики, тем быстрее они удаляются; и тем больше они “краснеют”, так как испускаемый свет доходит до нас более ”смещённым в сторону красного”, словно они смущаются, показывая себя “дамами определённого возраста”.

ВЗГЛЯД ВСПЯТЬ

Действительно, свет от объектов, которые мы видим сейчас, излучался миллионы или миллиарды лет назад, и сами эти объекты, возможно, уже канули в бездну «космического небытия». Может быть, немного грустно узнавать об этом, но многие из звёзд, которые мы видим сегодня в телескопы, возможно, уже больше не существуют. Даже Солнце, которое мы наблюдаем сейчас, на самом деле является изображением, которое соответствует его состоянию 8-ю минутами ранее, то есть времени, которое требуется свету, чтобы совершить путешествие от Солнца до нашей планеты. Это происходит потому, что свет имеет конечную, хотя и невероятно высокую, скорость, соответствующую примерно 300 000 км/с. То, что мы видим объект означает, что свет — излучаемый или отражённый им — попадает в наши глаза, и, поскольку ему требуется время, чтобы преодолеть расстояние, отделяющее нас от объекта, очевидно, что мы всегда будем видеть вещи не такими, какими они есть на самом деле, в «настоящем» моменте, а такими, какими они были в «прошлом» по отношению к нам времени.

Как далеко мы можем шагнуть со всё более мощными телескопами? Конечно, мы не можем ожидать, что увидим объекты, свет которых должен был идти до нас в течение времени, превышающего возраст самой Вселенной, т. е. около 14 миллиардов лет. Это было бы похоже на то, как если бы мы увидели себя на фотографии, сделанной до нашего рождения… Это невозможно! Предельное расстояние, за которое мы не можем заглянуть, называется «космическим горизонтом», и ни один телескоп, каким бы мощным он ни был, не может его пересечь. Этот горизонт так же далёк от нас, как расстояние, которое удалось преодолеть свету после того, как Вселенная стала прозрачной, позволив световому излучению свободно распространяться. Но Вселенная не только очень протяжённа, но, как мы видели ранее, она расширяется, и это явление вызывает дальнейшее уменьшение энергии света, который был испущен в начале. Таким образом, мы можем видеть, что космологические наблюдения представляют собой, по существу, глубокий и точный «исторический» поиск очень слабых сигналов, своего рода «грандиозные космические раскопки», исследующие наше происхождение, чтобы заглянуть в общий для всех нас источник, космос. Никто из нас не чужой в этой Вселенной, нашем высшем общем доме.

“И ЗДЕСЬ МЫ ВЫШЛИ ВНОВЬ УЗРЕТЬ СВЕТИЛА…”

Мы возвращаемся к космическому телескопу “Джеймс Уэбб” и его взгляду, обращённому на звезды и за их пределы. Как и телескоп Хокера, JWST был назван в честь человека, который не был ученым по профессии, но тем не менее сделал возможными масштабные научные программы. Джеймс Эдвин Уэбб (7 октября 1906 г. – 27 марта 1992 г.) был государственным чиновником в США и вторым администратором в НАСА с 1961 по 1968 год. Уэбб был директором во время всех первых пилотируемых космических миссий Америки – программ «Меркурий» [30] и “Джемини” [31] – вплоть до дней запуска первой миссии «Аполлон».

Мы предлагаем читателю на несколько минут задуматься об огромной технической и человеческой сложности, которую подразумевает космическая программа. Сегодня JWST представляет собой вершину этой задачи, соединяя в себе все те способности, которые развил человеческий род, в течение путешествия, начавшегося около 300 000 лет назад (с появлением на Земле человека разумного), приведшего к 12 апреля 1961 года, когда Юрий Гагарин [32] стал первым человеком, совершившим путешествие в космос, и продолжающегося до наших дней [33].

Вот некоторые базовые технические замечания касательно JWST. Его главное зеркало представляет собой рефлектор — то есть вогнутое зеркало, которое собирает свет в одной точке, из которой его можно наблюдать — изготовленный из покрытого золотом бериллия диаметром 6,5 м, с собирающей поверхностью 25,4 м2. Это соответствует размеру зеркала, примерно в три раза превышающего размер зеркала, которым был оборудован телескоп “Хаббл”. JWST будет вести наблюдения в диапазоне частот, который простирается от длинной видимой волны — красного диапазона — до среднего инфракрасного (0,6–28,3 мкм, где мкм обозначает микрометр и равен 1 миллионной доле метра). Для этих наблюдений есть четыре основные системы, которые будут работать в течение 10-15 лет без необходимости капитального ремонта. Это: 1) NIRCam (камера ближнего инфракрасного диапазона), 2) NIRSpec (спектрограф ближнего инфракрасного диапазона), 3) MIRI (прибор для работы в среднем инфракрасном диапазоне), 4) FGS/NIRISS (датчик точного наведения, устройство формирования изображения в ближнем инфракрасном диапазоне и бесщелевой спектрограф).

Научные задачи JWST можно сгруппировать по четырём основные областям, которые будут выполняться при взаимосвязанном использовании инструментов: 1) инфракрасные возможности телескопа позволят ему заглянуть во время на более чем 13,5 миллиардов лет, так что можно выявить рождение первых звезд и галактик, появившихся в ранней Вселенной; 2) тогда астрономы смогут сравнить этот способ формирования с тем, как происходит «сборка» в последующие миллиарды лет, и лучше понять эволюцию Вселенной; 3) JWST сможет более точно описать процесс, посредством которого рождаются отдельные протопланетные системы, имея возможность смотреть сквозь огромные облака космической пыли, что практически невозможно для земных телескопов; 4) изучение отдельных экзопланетных систем и возможного происхождения внеземной жизни, получение информации об атмосфере внесолнечных планет.

ЧТО МЫ НАЙДЁМ?

“Бога я там не видал”. Это утверждение приписывают Гагарину, тогда как на самом деле оно, кажется, было произнесено Никитой Хрущевым [34], который несколько превратно использовал народный авторитет космонавта для усиления атеистической точки зрения. Мы хотели бы предположить, что, имея мужество откликнуться на «приглашение звёзд», мы должны испытывать и удивление перед космосом, и восхищение человеческой природой — «грязью, смешанной с плевком божественного» [35] — зная, что мы не одиноки в этом приключении. Нас завораживает евангельское повествование о встрече Никодима с Иисусом (ср. Ин 3:1-21): ночью, которая охватывает нас словно тёмные времена пандемии или войны и мрака, словно необъятное пространство космоса. В диалоге с ночным гостем Господь вовсе не объясняет тайну жизни, а даёт обещание: Он не оставит нас одних. Мы не знаем, что откроет нам JWST, но уверены, что Бог, имевший смелость стать человеком, безмерно нас удивит.

ПРИМЕЧАНИЯ:

[1].  R. Feynman, Six easy pieces, New York, Basics Books, 1963, 59.

[2]  Космический телескоп — это прибор, размещённый на искусственном спутнике Земли, который наблюдает за космосом за пределами атмосферы Земли.

[3] Stockholm International Peace Research Institute, в www.sipri.org

[4] Жозеф Луи Лагранж, при рождении Джузеппе Луиджи Лагранджа (25 января 1736 — 10 апреля 1813) — итальянский математик и астроном, позднее гражданин Франции.

[5] Данте Алигьери, Ад, XXVI, ст. 121-126. [Русский текст приводится по переводу М.Лозинского]

[6] Там же. С. 118-120.

[7] Джон Даггетт Хокер (1838–1911) был американским кузнецом, филантропом и учёным-любителем, который сделал первоначальные пожертвования на телескоп, носящий его имя, — один из самых известных телескопов ХХ века.

[8] Или небула. От латинского слова nebula (облако) — образ, на который указывает тот факт, что эти элементы состоят из межзвездных агломератов пыли, водорода и плазмы, — первоначально слово использовалось для обозначения любого крупного астрономического объекта, который не был звездой, планетой или кометой.

[9] Cf. M. Hack – W. Ferreri – G. Cossard, Il lungo racconto dell’origine, Milan, Baldini Castoldi, 2012.

[10] Cf. D. Lambert, Un atome d’univers – la vie et l’œuvre de Georges Lemaître, Paris, Lessius, 2000.

[11] Сэр Герман Бонди (1 ноября 1919 — 10 сентября 2005) австро-британский математик и космолог.

[12] Томас Голд (22 мая 1920 — 22 июня 2004) — американский астрофизик австрийского происхождения, профессор астрономии Корнельского университета, член Национальной академии наук США и член Королевского общества.

[13] Сэр Фред Хойл (24 июня 1915 — 20 августа 2001) английский астроном, сформулировавший теорию звездного нуклеосинтеза (создание химических элементов в результате ядерных слияний звезд). Он также занимал противоречивые позиции по нескольким научным вопросам: например,  не принимал теорию Большого взрыва.

[14] Понятие сингулярности описывает большое разнообразие явлений, общим для которых является то, что небольшие изменения одной величины могут вызвать огромные изменения других величин. В случае с космологией сингулярность состоит в том, что вся Вселенная возникла из бесконечно малой точки, из «объекта», диаметр которого сейчас составляет около 93 миллиардов световых лет.

[15] Конечно, мы не должны путать наблюдения в космологических масштабах с теми, которые мы можем делать в нашей повседневной жизни. В наши дни мы, естественно, наблюдаем изменения и различия, но по отношению к космическим измерениям это вовсе не доказывает, что было начало и что во Вселенной есть изменения.

[16] Конкордизм склонен совмещать истины науки и веры. Согласно этой точке зрения, существует прямой переход из одной сферы в другую практически автоматическим образом, без необходимости посредничества или интерпретации; наука и вера принадлежат одному горизонту и одному уровню знания. Для «конкордистской школы» наука и религия занимают одну и ту же территорию и в конечном счете соревнуются друг с другом, даже когда необходимо показать их согласие.

[17] В философии и науке под креационизмом понимается любая концепция, которая ставит генезис вещей в прямую связь с божественным творческим актом, каковым бы ни было его понимание.

[18] Pius XII, Address to the Pontifical Academy of Sciences, November 22, 1951, in www.vatican.va

[19] У нас нет письменных записей о встрече между Леметром и понтификом, но мы знаем об этом благодаря отцу Дэниелу О’Коннеллу из Ватиканской обсерватории (ср. http://disf.org/lemaitre/) and of  D. Lambert, Un atome d’univers – la vie et l’œuvre de Georges Lemaître, Paris, Lessius, 2000. Cf. G. Gionti, “The Beginning of the Universe and the Question of God”, in Civ. Catt. English Ed., March 2020, www.laciviltacattolica.com/the-beginning-of-the-universe-and-the-question-of-god/

[20] Ср. ibid., 291-295.

[21] D. Aikman, “Lemaître follows two paths to truth”, in The New York Times Magazine, February 19, 1933, 3.

[22] В физике длина волны — это расстояние между двумя горбами или между двумя впадинами формы.

[23] Человеческому глазу видна лишь очень ограниченная часть электромагнитного спектра, который не может видеть дальше фиолетовой зоны и ниже красной зоны. Длина волны видимого света колеблется примерно от 390 до 700 нм, где нм означает нанометр, а 1 нм = 1×10-9 метров, то есть одна миллиардная часть метра.

[24] Весто Мелвин Слайфер (11 ноября 1875 г. — 8 ноября 1969 г.) американский астроном, который первым обнаружил, что далекие галактики имеют «красное смещение», тем самым предоставив первую эмпирическую основу для расширения Вселенной.

[25] Карл Вильгельм Виртц (24 августа 1876 г. — 18 февраля 1939 г.) немецкий астроном, известный тем, что статистически продемонстрировал существование корреляции между красным смещением и расстоянием для спиральных галактик.

[26] Под «пространством-временем» мы подразумеваем четырехмерную структуру Вселенной, а под «метрикой» функцию, дающую расстояние между каждой парой точечных элементов.

[27] Эдвард Р. Харрисон (8 января 1919 г. — 29 января 2007 г.) британский астроном и космолог, известный своей работой по увеличению колебаний в расширяющейся Вселенной.

[28] E. Harrison, Cosmology: The Science of the Universe, Cambridge, Cambridge University Press, 2000, 306f.

[29] В физике есть две теории относительности. 1) Специальная теория относительности, разработанная Альбертом Эйнштейном в 1905 году как переформулировка и расширение законов механики. Эта теория описывает события, происходящие при высоких энергиях и скоростях, близких к скорости света. 2) Общая теория относительности, или «теория гравитации Эйнштейна», представляет собой геометрическую теорию гравитации, опубликованную этим немецким физиком в 1916 году, и представляет собой описание гравитации в современной физике.

[30] Проект «Меркурий» (1958–1963) был первой американской программой по пилотируемым космическим полётам.

[31] Проект «Джемини» (1961–1966) был второй программой НАСА по пилотируемым космическим полётам.

[32] Юрий Алексеевич Гагарин (9 марта 1934 — 27 марта 1968), советский летчик и космонавт, был первым человеком, побывавшим в космосе. 12 апреля 1961 года совершил облёт вокруг Земли в капсуле «Восток-1».

[33] Одна отражающая пластина была бы слишком большой, и ее невозможно было бы поместить в существующие ракеты-носители; таким образом, зеркало состоит из 18 шестиугольных сложенных сегментов, которые разворачиваются и выравниваются после запуска в космосе благодаря 132 небольшим двигателям. Это один из самых тонких моментов всего процесса: развёртывание и идеальное выравнивание различных зеркал, чтобы сформировать большое главное зеркало, способное генерировать точное и сфокусированное изображение наблюдаемых объектов, удалённых на миллиарды лет. NIRCam — оптическая система, чувствительная к инфракрасному излучению, которая также будет использоваться для выравнивания и фокусировки сегментов главного зеркала. Она была построена группой под руководством Университета Аризоны. NIRSpec — это система, которая также выполняет спектроскопию в том же диапазоне длин волн. Она была построена в первую очередь Европейским космическим агентством. MIRI будет измерять средний инфракрасный диапазон волн длиной от 5 до 28 мкм. Эта система была разработана в сотрудничестве между НАСА и консорциумом европейских стран под руководством Университета Аризоны из Центра астрономических технологий Соединённого Королевства. FGS/NIRISS — это система, управляемая Канадским Космическим Агентством, и используемая для стабилизации обзора обсерватории. FGS будет контролировать общую ориентацию космического корабля и направлять зеркало для стабилизации изображения, а NIRISS будет использоваться для астрономических наблюдений и спектроскопии в ближнем инфракрасном диапазоне волн, соответствующем длинам от 0,8 до 5 мкм. Прибор эксплуатируется под руководством Университета Монреаля. Экзопланета или внесолнечная планета — это планета за пределами Солнечной системы. Первые свидетельства существования таких небесных тел, по-видимому, относятся к 1917 году, но не были признаны таковыми. Первое бесспорное подтверждение пришло в 1992 году. На сегодняшний день НАСА официально подтвердило существованиело более 5000 экзопланет.

[34] Никита Сергеевич Хрущёв (15 апреля 1894 г. — Москва, 11 сентября 1971 г.) — советский политик и военный, Генеральный секретарь ЦК КПСС с 1953 по 1964 год. См. интервью с В. Васильевичем Петровым, I am proud to be accused of having introduced Yuri Gagarin to Orthodoxy, in interfax-religion.com/, от 12 апреля 2006 г. (Интерфакс — независимое российское информационное агентство); и G. Bensi, “Giallo su Gagarin: l’atheo di Stato era un cristiano nascosto?”, in Avvenire, April 13, 2006, 30.

[35] V. Capossela, Eclissica, Milan, Feltrinelli, 2021, 310.

Паоло Бельтраме SJ

16 ноября

Источник: La Civiltà Cattolica



Ваш Отзыв
Поля, отмеченные звездочкой, должны быть обязательно заполнены.

Ваше имя: *

Ваш e-mail:

Отзыв: *

Введите символы, изображенные на рисунке (если данная комбинация символов кажется вам неразборчивой, кликните на рисунок для отображения другой комбинации):


 

На главную | В раздел «Мониторинг СМИ»

Рейтинг@Mail.ru

Индекс цитирования










 
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов отдельных материалов.
© 2005–2019 «Благовест-инфо»
Адрес электронной почты редакции: info@blagovest-info.ru
Телефон редакции: +7 499 264 97 72

12+
Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций:
серия Эл № ФС 77-76510 от 09 августа 2019.
Учредитель: ИП Вербицкий И.М.
Главный редактор: Власов Дмитрий Владимирович
Сетевое издание «БЛАГОВЕСТ-ИНФО»