Благовест-Инфо
Благовест-Инфо
Контакты Форум Подписка rss




Расширенный поиск


 
Благовест-Инфо


  • 18-21 октября

Форум «Добрый Пастырь», посвященный 100-летию революции и 100-летию восстановления патриаршества в России. Санкт-Петербург

  • 23 октября

Пресс-конференция, посвященная открытию первого в России памятника православным братствам. Санкт-Петербург

  • 23 октября

«Я тебе не скажу». Встреча-беседа в рамках интеллектуального клуба «Ортодокс». Санкт-Петербург

  • 24 октября

Презентация шеститомника митрополита Илариона «Иисус Христос. Жизнь и учение». Москва

  • 24 октября

Заседание Президиума Межрелигиозного Совета России. Москва

  • 24 октября

Показ и обсуждение фильма "Цареубийца". Москва

  • 24-30 октября

Фестиваль «Артос», приуроченный к 200-летию архимандрита Антонина (Капустина). Москва

  • 25 октября

Презентация «Дискуссионных вопросов о душе» Фомы Аквинского. Москва

  • 26-28 октября

Конференция «Религия и Русская Революция». Москва

  • 27 октября

Семинар «Образ антихриста в Библии и в старообрядческой литературе ХVII–ХХ вв.». Москва

  • 31 октября

Торжественная церемония празднования 500-летия Реформации. Москва

  • 31 октября

Научная конференция «Реформация и протестантизм в мировой истории». Санкт-Петербург

Все »














Репортажи

«Потрясение ответственности»

Как немецкий католический священник служит в Освенциме

20.09.2017 12:11 Версия для печати

Москва, 20 сентября, Благовест-инфо. Встреча с немецким католическим священником Манфредом  Дезелерсом, который 27 лет служит в Освенциме, в Центре диалога и молитвы, состоялась 16 сентября в Христианском культурном центре «Встреча». О. Манфред рассказал о том, что привело его в Освенцим, как он осмысливает свое служение там и что, по его мнению, можно сделать для межрелигиозного и межнационального диалога, для польско-немецкого и христианско-иудейского примирения.

Главным мотивом, который привел о. Манфреда к служению в Освенциме, стало «потрясение ответственности» – будучи молодым человеком, он узнал о подлинных масштабах военных преступлений своего народа. Как рассказал о. Манфред, в школе весь курс немецкой истории заканчивался на Бисмарке, о Второй мировой войне вообще не говорили, ведь зачастую учителями были бывшие солдаты и офицеры. В 1974 г., после окончания школы, он поехал в лагерь смерти Аушвиц (Освенцим), где фашистами было уничтожено, по разным данным, от 1,4 до 4 млн. человек. «Для меня это было огромное потрясение –  мы же вообще ничего не знали! До этого я полагал, что все немцы, которых я знаю, это более-менее милые люди. Я не мог вообразить, что мой народ способен на такое. Для меня это было потрясение ответственности: я понял, что быть просто добропорядочным человеком недостаточно», - сказал о.Манферд.

Это потрясение сначала привело будущего священника в группу молодых немецких волонтеров, которые поставили перед собой задачу «сделать что-то доброе в странах, пострадавших от войны». Как волонтер немецкой организации Aktion Sühnezeichen Friedensdienste («Акция покаяния ради мира») в середине 70-х гг. Манфред год проработал в Израиле в доме для детей-инвалидов. Как рассказал священник, ему особенно запомнились встречи с некоторыми израильтянами, уцелевшими в фашистских лагерях: одни показывали номера, вытатуированные на руках;  другие – выходцы из Германии и Австрии – говорили только по-английски, объясняя немецкому студенту: «Ваш язык связан для нас со слишком болезненными воспоминаниями. Но это хорошо, что вы здесь».

Вернувшись из Израиля, Манфред стал изучать богословие в Тюбингене, принял сан, был священником в Ахене. И однажды с группой своих прихожан поехал в Освенцим. Тут, рассказывал дальше о. Манфред, у него возникло желание пожить хотя бы год в этом месте. К его удивлению, епископ Ахенский Генрих Муссингхофф сразу согласился. А кардинал Краковский Франциск Махарский принял немецкого священника и посоветовал ему писать докторскую диссертацию. В результате «командировка» затянулась на 5 лет, ее итогом стала работа на тему «Бог и зло в судьбе Рудольфа Хёсса – коменданта Аушвица». Первая – историческая часть этого исследования переведена на польский и английский языки и продается в музее Аушвица. Сейчас готовится русский перевод этой книги, сообщил автор.

После защиты диссертации о. Манфред понял, что не может покинуть Освенцим – это страшное место, «открытую рану» в сердце Европы. С 1995 г. он постоянно живет в Освенциме, служит в церкви и работает заместителем председателя Центра диалога и молитвы. К такому соседству невозможно привыкнуть, и о. Манфред все время размышляет над вопросами: «Если бы я жил в то время, как бы себя вел, кем бы я был? Я немец – по какую сторону лагерной ограды я бы оказался? Вероятней всего, я жил бы в городе – и что, я делал бы вид, что ничего не вижу и не знаю, и что все это необходимо для счастливого будущего Германии? Пытался бы я сопротивляться? Хватило бы у меня смелости что-то сделать?» Он пытается поставить себя на место заключенных и спрашивает себя: «Как бы я себя повел, умирая от голода? Стал бы красть хлеб у сокамерника или поделился бы последним? Попытался  бы я уцелеть ценой жизни другого?» «Эта внутренняя работа – не только о том, что это значит для меня как Манфреда, а как для немца, для христианина, католического священника», – говорит выступавший.

Но важно не только постоянно испытывать себя перед лицом Освенцима, но и помочь другим людям воспринять это место. О. Манфред и его сподвижники из Центра диалога и молитвы поняли, что в Освенциме «трудно что-либо делать, т.е. проводить какие-то мероприятия, потому что мы всегда прикасаемся к открытой ране». Поэтому на первых порах они не «делали», а просто принимали людей в гостевом доме, давали им ночлег. «Мы говорили: «Постарайтесь услышать голос этого места, откройте ум, сердце, прежде чем вы получите информацию о том, что здесь происходило». Потом посетителей водят по лагерю, показывают архивы, еще несколько лет назад устраивали встречи с уцелевшими узниками, пока они были живы. «И когда это происходит, люди или плачут, или кричат, закрываются, не хотят об этом говорить», – свидетельствовал о. Манфред.

По его наблюдениям, Освенцим воспринимается по-разному в зависимости от национально-исторического контекста. У приезжающих из Германии – особая «немецкая рана»: «Не могу сказать, что я непосредственно виновен, но и не могу сказать, что вообще не имею к этому никакого отношения. Я чувствую, что эта память что-то со мной делает», – так описывает о. Манфред восприятие немцев.

«Израильтяне в этом месте чувствуют что-то иное: здесь началось планомерное уничтожение еврейского народа. Это присутствует в памяти всего народа как глубокая травма», – продолжил он. Полякам Освенцим «напоминает о немецкой агрессии, об уничтожении польского правительства, об участниках польского Сопротивления, которых отправляли в этот лагерь, и о том, как две тоталитарные системы, Германия и СССР, договорились об уничтожении Польши». Для россиян же главная тема – «освобождение Освенцима, которое в советской историографии часто было символом освобождения всей Европы от фашизма».  Около 50 тыс. жертв попали в лагерь смерти с советских территорий – этот факт вошел в сознание россиян сравнительно недавно.

Исходя из этого контекста, у каждого народа «кровоточит не только своя идентичность, но и рана отношений с другими: как сегодня поляки могут доверять немцам? Как евреи могут доверять христианской Европе? Как Бог мог все это попустить?» – такие вопросы ставит Освенцим, считает священник.

Что же делать здесь священнику? На этот непростой вопрос о. Манфред нашел со временем ответ: «Лучше не прикасаться к ране. Но я не должен делать вид, что ее нет, я должен ее уважать и сохранять жизнь в пространстве вокруг раны. Самое важное – я не оставлю вас одного, я не уйду, даже если я не знаю, что вам сказать. Быть там, помогать одним своим присутствием – это тоже действенная помощь. За 27 лет я в этом убедился». Поэтому гостевой дом открыт для всех исповеданий и нерелигиозных людей, для всех национальностей. «Мы хотим, чтобы те, кто приезжает, чувствовали: их здесь уважают, бережно относятся к их ранам». А еще о. Манфред пытается организовать диалог, хотя многие ему говорят, что «диалог на границе Освенцима невозможен». В Центре проходят межрелигиозные и межнациональные семинары, программы: например, иудео-христианские или польско-немецкие встречи. О. Манфред вспомнил недавний русско-польско-немецкий семинар на тему «Разная память о войне и общая ответственность за будущее»: «Поразительно, что между нами установилось доверие,  мы могли спорить, уважая друг друга. А вечером в нашей часовне звучала молитва о павших и о мире – сначала по православному чину, а потом – по католическому».

«В последние 20 лет Освенцим стал не только местом страшной памяти, но и местом миротворчества, очень радостно это видеть. Я вижу, как растет эта сеть доверия», – заключил священник.

Юлия Зайцева


Читайте также


Ваш Отзыв
Поля, отмеченные звездочкой, должны быть обязательно заполнены.

Ваше имя: *

Ваш e-mail:

Отзыв: *

Введите символы, изображенные на рисунке (если данная комбинация символов кажется вам неразборчивой, кликните на рисунок для отображения другой комбинации):


 

На главную | В раздел «Репортажи»

Рейтинг@Mail.ru

Индекс цитирования.



Rambler's Top100








Читайте также:


 
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов отдельных материалов.
© 2005–2016 «Благовест-Инфо». E-mail:info@blagovest-info.ru
Защита от DDoS