Благовест-Инфо
Благовест-Инфо
Контакты Форум Подписка rss




Расширенный поиск


 
Благовест-Инфо










Репортажи

Образы Святого семейства в искусстве как созерцание тайны Воплощения

29.11.2022 11:52 Версия для печати

Москва, 29 ноября, Благовест-инфо. «Святое семейство и семейная святость. По следам западноевропейской иконографии» – лекцию на такую тему представила 21 ноября в Культурном центре «Покровские ворота»  Наталья Боровская - кандидат искусствоведения, профессор Российской Академии живописи, ваяния и зодчества, преподаватель мировой художественной культуры. На материале трех столетий – от поздневизантийского искусства и проторенессанса  до эпохи барокко она проследила складывание основных иконографических типов Святого семейства, раскрыла символику образов и показала, каким образом живопись помогает воспринимать Святое семейство как образец для любой христианской семьи на все времена, как «малую Церковь», в центре которой – Христос.

Знаменательно, что встреча с Н. Боровской состоялась в день, когда Католическая Церковь отмечает праздник Введения Богородицы во храм. Лекция также резонирует с тематикой выставки, которая на днях открылась в Венеции и посвящена иконографии Святого семейства. В рамках этой выставки предполагается большая католическая конференция о проблемах и смыслах семьи в современном мире, о чем сообщила на вечере Джованна Парравичини – сотрудник фонда «Христианская Россия» и КЦ «Покровские ворота».

Тема Святого семейства, вошедшая в христианское искусство с самого раннего времени, широко распространена в западной традиции, но менее известна в восточно-христианском мире – возможно, потому, что на Востоке больше уделялось внимание Божественной природе Спасителя, а на Западе – человеческой, полагает Боровская. Считается, что иконография Святого семейства сформировалась в эпоху Ренессанса. Тем не менее, она начала лекцию с образов восточного искусства. В монастыре Хора (Спасителя в Полях) в Константинополе есть мозаики периода Палеологовского ренессанса с редкими для византийской традиции сюжетами об истории Иосифа и о предрождественских событиях, о пути Святого семейства на перепись, о самой переписи и т.д.  «Здесь мы видим глубоко человеческие истории, основанные на ренессансной антропологии», – прокомментировала искусствовед.

Такая точка зрения может озадачить тех, кто привык трактовать Возрождение как  «уступку духовной традиции светскому сознанию» – это представление укоренилось в отечественной историографии, где появился термин «обмирщение» религиозного искусства, где принято говорить о привнесении бытовых деталей, принижающих сакральный образ. «Нередко произведения мастеров Возрождения противопоставлялись древнерусской иконе как образец более приземленного, поверхностного подхода к христианской тематике», – зафиксировала Боровская этот подход и противопоставила ему иной: «На самом деле Возрождение  – великая эпоха в истории христианского искусства, это осмысление на новом художественном уровне тайны воплощения Бога, тайны земной жизни Христа, Его пребывания среди людей, тайна абсолютного Его подобия нам… Перед художниками встают новые, неизвестные ранее задачи...  они созерцают земную жизнь Спасителя, через которую мы прозреваем Божественное начало… осмысливают те моменты в Евангелии, которые раньше не изображались, потому что они “слишком человеческие”. Художники переучиваются от иконописного образа к картинному, традиция создается чуть ли не с нуля».

Формирование иконографии Святого семейства начинается с «осмысления истории этого семейства, отношений Марии и Иосифа как духовного союза – семьи, в которой родится Христос и будет воспитываться». Фрески Джотто из капеллы Скровеньи, рассказывающие об этом этапе, – например, история с избранием Иосифа в качестве  жениха для Марии, с процветшим жезлом и т.д., основаны на апокрифических источниках, но художнику важно включить историю до рождения Иисуса в евангельский контекст. Этот памятник не намного старше мозаик Хоры, и эти сюжеты «почти параллельно возникают на Западе и на Востоке независимо друг от друга. Это становится общехристианским феноменом, который осмысливается в одно столетие (XIV в. – ред.)», отметила лектор.

Показав  «Обручение Иосифа и Марии» кисти Перуджино и авторскую копию его ученика Рафаэля, она обратила внимание, что торжественный акт разворачивается на фоне символического образа Иерусалимского храма, что отсылает к апокрифической истории о Введении Богородицы во храм, а также дает экклезиологическое измерение этого события: «На наших глазах рождается образ Святого семейства как образ Церкви». 

Появление сюжета «Поклонение Младенцу Христу» в начале XVI века Боровская связывает с практикой адорации – молитвенного созерцания Тела Христова в западной традиции. Новорожденный Христос лежит на земле, а коленопреклоненные Иосиф и Мария перед Ним молятся – это излюбленный сюжет, от шедевров до крестьянских вертепов, в нем соединяются «повседневные и молитвенно-созерцательные моменты».  Но обнаруживается и «евхаристическое измерение: это одновременно и изображение Церкви как Тела Христова».

Дева Мария с книгой – бытовая деталь, рассказывающая о распространении грамотности и увлечении самостоятельным чтением в эпоху Возрождения? Да, но во вторую очередь, а в первую – для современника, скажем, Луки Синьорелли было понятно, что Мария читает пророчество Исайи о Воплощении Бога. «В руках у нее Слово Божье, а рядом – Слово, ставшее плотью», – подчеркнула Боровская. Иконография «Мария Матерь Слова» с таким названием появилась в западном искусстве только в ХХ веке, но без названия она давно существует в рамках иконографии Святого семейства, и не только в искусстве католическом: так, Рембрандт, художник протестантского мира, использует фактически ту же идею, отметила она.

Рассматривая место темы Святого семейства в творчестве Рафаэля, лектор отметила, что художник создал особую поэтику этой темы, определенные подходы к ней, в том числе – предложил расширение круга персонажей. Одним из первых в их число «внедряется» св. Иоанн Креститель, потом его мать Елизавета. Например, в знаменитой картине в основе композиции ясно считывается пирамида, внутри которой находятся младенцы – Иисус и Иоанн. «Вот оно – пространство Церкви и пространство Встречи», – сказала Боровская.

Она остановилась на образе св. Анны, матери Марии, которая тоже входит в композицию Святого семейства и «вносит свою лепту в понимание смысла изображения» (одна из самых ранних – образ Мазаччо).  Этот персонаж появляется довольно часто – св. Анну выбирали своим покровителем корпорации заказчиков. Но главное – так подчеркивается «важное общехристианское агиографическое представление – святой рождается от праведных родителей». Согласно апокрифам, Иоаким и Анна – наиболее ранние и безусловные праведники. Таким образом, «святость Марии – это не только ее личная избранность, но и некое семейное наследие. Благодаря появлению в иконографии св. Анны у Марии появляется свое сакральное прошлое – это праведность жизни ее родителей. Это сакральное прошлое есть у Иосифа –  он “из дома Давидова”».

Мария с Младенцем, сидящая на коленях у своей мамы св. Анны, – знаменитое полотно  Леонардо да Винчи. По словам выступавшей, его упрекали за якобы «распадающуюся композицию», но именно такое построение делает акцент на Младенце, который почти выскальзывает из рук матери и тянется за ягненком, – это «очевидная евхаристическая отсылка: наступит момент, когда Марии придется расстаться с Ним, когда сам Он станет жертвенным агнцем».

Расширенный состав Святого cемейства представлен в картине  Лоренцо Лотто – это «Евангелие в красках, подробное изложение Евангелия от Луки», прокомментировала  многофигурную композицию искусствовед.

Еще одно – так называемое «бытовое» измерение иконографии Святого cемейства встречается в разных национальных живописных школах в XVII веке. «Такие композиции обманчивы: легко подумать – вот оно, низведение сакрального содержания до бытовых деталей, обмирщение и т.д. Но птичка на картине Мурильо – щегленок, Страстной символ, известный еще с VI века. Характерный пример того, что Страстная тематика прозревается в самых жизнерадостных эпизодах. Это прозревание невидимого в видимом – жизни Сына Божьего в простой небогатой семье из иудейского захолустья, в повседневном семейном быту, который очень нелегок, который всем своим укладом, казалось бы, не располагает человека к мыслям о Боге, а Бог – вот Он, здесь», – прокомментировала искусствовед, продемонстрировав еще ряд «бытовых» полотен этого периода.

Почему рассматриваемый сюжет был столь популярен, как эти картины воспринимались  современниками?  Есть чисто человеческий аспект: «Некая идеальная одухотворенная семья будет греть душу без всякого подтекста сама по себе. Такие вещи поддерживают в людях веру в возможность любви, особенно в то время, учитывая очень маленький процент любви в создании семьи и брака, который в большинстве случаев соединял  незнакомых межу собой людей по выбору родителей из экономических или дипломатических соображений. И Мария с Иосифом вряд ли знали друг друга до обручения, и был этот эпизод, когда Иосиф хотел тайно отпустить беременную Марию… Но потом в их жизнь входит Христос – и все, Царство Божие на земле! Это поддержка, это надежда, помимо богословия».

В то же время это Семья, «основанная на том, на чем не строятся обычные семьи, – на целомудрии как абсолютно непонятном, неизвестном культуре той эпохе опыте. Зачем Марии нужен муж? Целомудренное посвящение Богу ее современники просто не поняли бы». Кратко рассмотрев две иконографические версии изображения Иосифа – как седовласого старца и «молодого красавца» (эту версию открыло Возрождение), Боровская предложила переосмысление его роли не только как Обручника, но, прежде всего, как воспитателя Иисуса: «Иосиф стал для Иисуса идеальной живой иконой отца. Мария стала для Него идеальной матерью, а впоследствии – Матерью всего человечества. И это стало возможным в ситуации, когда у них, кроме Бога, нет никого и ничего. Они совершают подвиг, абсолютно посвящая себя Богу, это целомудрие во имя Божье, как призвание, потому что только в ситуации абсолютного посвящения Богу всего и вся возможна настоящая святость как любовь – не только твоя личная, но как любовь Бога, переданная тебе. Разумеется, путь Марии и Иосифа – исключительный. В каком-то смысле – это прообраз монашеской жизни. Святое cемейство – источник посвященной Богу жизни».

Посмотреть лекцию Боровской, вспомнить вместе с ней знаменитые полотна, посвященные Святому Семейству, можно на youtube-канале КЦ «Покровские ворота».

Юлия Зайцева



Ваш Отзыв
Поля, отмеченные звездочкой, должны быть обязательно заполнены.

Ваше имя: *

Ваш e-mail:

Отзыв: *

Введите символы, изображенные на рисунке (если данная комбинация символов кажется вам неразборчивой, кликните на рисунок для отображения другой комбинации):


 

На главную | В раздел «Репортажи»

Рейтинг@Mail.ru

Индекс цитирования










 
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов отдельных материалов.
© 2005–2019 «Благовест-инфо»
Адрес электронной почты редакции: info@blagovest-info.ru
Телефон редакции: +7 499 264 97 72

12+
Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций:
серия Эл № ФС 77-76510 от 09 августа 2019.
Учредитель: ИП Вербицкий И.М.
Главный редактор: Власов Дмитрий Владимирович
Сетевое издание «БЛАГОВЕСТ-ИНФО»