Благовест-Инфо
Благовест-Инфо
Контакты Форум Подписка rss




Расширенный поиск


 
Благовест-Инфо


  • 18 августа - 2 октября

Выставка «Успение Богоматери. Иконы, графика, декоративно-прикладное искусство XV - начала XX века». Москва

  • 19 - 20 августа

Фестиваль «Преображенские встречи». Москва

  • 22 - 28 августа

Фестиваль православной культуры «Артос». Москва

  • 1 сентября

Фестиваль «День Донской иконы Божией Матери». Москва

  • 22 - 24 сентября

Конференция по наследию митрополита Антония Сурожского. Москва

  • 2-6 октября

XIX Кубанский фестиваль православных фильмов «Вечевой колокол». Краснодар

  • 5 октября

Научная конференция "Алексей Степанович Хомяков: философ, богослов, поэт". Богучарово, Тульская обл.

  • 6 - 7 октября

Научная конференция «Соборы 1666−1667 годов и их последствия для русской церковной жизни». Москва

  • 13 октября

Международная конференция памяти о. Александра Меня «Наследие Реформации в контексте межхристианского диалога». Москва

  • 8 - 10 ноября

Конференция «Духовные итоги революции в России: коллективный человек и трагедия личности». Москва – Московская область

Все »














Статьи

Художник Лилия Ратнер: «Я абсолютно счастлива»

12.12.2016 13:41 Версия для печати

Известный художник, искусствовед, катехизатор, деятель христианского просвещения Лилия Ратнер скончалась 5 декабря в Москве на 88-м году жизни. 8 декабря, в Международный день художника (!), отпевание своей прихожанки и давнего друга совершил в храме свв. бесср. Космы и Дамиана в Шубине его настоятель протоиерей Александр Борисов. Ему сослужили пять священников и диакон, еще несколько священнослужителей и множество прихожан присутствовали на отпевании. Попрощаться с другом пришли христиане других конфессий. В этот же день Лилия Николаевна Ратнер (1929-2016) была похоронена рядом с могилой своего сына у храма Казанской иконы Божией Матери в д. Пучково (Троицкий административный округ г. Москвы).

Л. Ратнер представляет свои работы на выставке в Монреале (Сицилия, ЛабОРАтория современного христианского искусства, октябрь 2015). Фото "Благовест-инфо"

Лилия Николаевна Ратнер родилась в Москве 12 мая 1929 года в семье медиков. Она хорошо помнила ту атмосферу подозрительности и страха, в которой росла и в которую погрузилась семья в период «дела врачей» в 1953 г. (см. рассказ Л. Ратнер о себе). Окончила Московский полиграфический институт, факультет художественного оформления книг и журналов. Темой дипломной работы выбрала графическое иллюстрирование прозы М.М. Пришвина, обнаружив в ней «каким-то седьмым чувством религиозную подоплёку», хотя сама еще вовсе не была верующей. В разгар борьбы с космополитизмом Лилия настояла, чтобы эпиграфом к дипломной работе были слова Пришвина о том, что родина – это не то место, где человек родился, а то, где он обрел себя. Работу хотели снять с защиты, но каким-то чудом художница все-таки получила свою «четверку». Институт был закончен успешно, и начался долгий профессиональный путь в качестве иллюстратора книг для детей и взрослых, художника-монументалиста – автора живописных панно для международных выставок, изобретателя промышленных «логотипов» в Мастерской прикладной графики, участника многих выставок, в том числе – международных. Оно из самых ярких ее воспоминаний – разгром Хрущевым выставки авангардистов в Манеже в 1962 г., в которой Ратнер тоже принимала участие, за что она была исключена из Союза художников (но после отставки Хрущева восстановлена).

Л. Ратнер. Фото "Благовест-инфо"

К 1970-м годам относятся поиски Бога, размышления, дискуссии на эту тему, попытки познакомиться с Церковью, со священнослужителями – настолько разными, что порой художнице казалось, что они читали разные Евангелия... В конце 70-х произошло обращение – внезапное, яркое, о котором Лилия Николаевна много рассказывала впоследствии. Это произошло во время пасхального богослужения в храме Воскресения Словущего на Успенском Вражке: «Я стою в углу, толпа страшная, духота жуткая, церковь маленькая, низкие своды, в углу меня зажали, я стою зажатая и думаю: «Какой ужас, я должна буду простоять всю ночь! Потому что выйти невозможно». И я совершенно машинально говорю, ни к кому не обращаясь: «Господи, сделай что-нибудь, выведи меня отсюда, я тут умру». И вдруг я чувствую, как будто пространство вокруг меня расширяется, как будто мне легко-легко дышать. Самое главное, как будто рядом кто-то стоит, кто меня любит. Друг, стоит рядом друг и не даст волоску упасть. И любит меня! Меня заливает, я просто купаюсь в чьей-то любви!.. Я простояла всю ночь, не заметив, как она пролетела. Я потом летела домой, растолкала своего сына пятнадцатилетнего, маму, пытаюсь им рассказать, но ничего не получается, что такое там произошло. Иду к этому священнику и говорю: «Я не знаю, что такое со мной там произошло, что это было, но если у вас там так всегда, то я хочу быть с вами». Хотелось что-то узнать о вере, но книг не было, спросить было не у кого, внебогослужебное общение со священником тоже было под запретом. И случилось еще одно чудо: Лилия задавала вопросы напрямую – и «сам Господь проводил со мной катехизацию», рассказывала она.

После многих лет в приходе о. Владислава Свешникова, трудного осмысления значения творчества в жизни верующего человека и места художника в Церкви, Ратнер в конце 80-х гг. познакомилась с протоиереем Александром Менем (1935-1990), которому удалось освободить ее от «ложных стереотипов» относительно того, что искусство и церковная жизнь несовместимы. В общине его духовных чад, которую после гибели о. Александра Меня возглавил его друг о. Александр Борисов, художница «почувствовала себя как выздоравливающая после тяжелой болезни» – и постепенно снова начала рисовать. Так возникла ее знаменитая серия графических работ по Библии, которая имела большой успех на межрелигиозной выставке во Франции в 2000 г. Выставка называлась «Единство в сердце», а Ратнер была представлена там как «православная из Москвы, являющая славу Израиля», о чем сама она с улыбкой рассказывала. Художница выступает в этих работах не как иллюстратор. Свой подход она сформулировала, выступая на открытии выставки «Пророки»: во всех сюжетах – библейских ли, относительно ли недавних – она искала Христа, и только Его. «Идеала среди людей – нет! У нас с вами один Идеал – абсолютный и безупречный – Христос. И все, что я делаю, проходит под знаком этого Идеала»,– говорила она.

Л. Ратнер. Авраам и Исаак

Позже появились графические серии, посвященные новомученикам и исповедникам российским и Холокосту – «Народ Библии в Освенциме». Она не раз говорила, что работа над такой графикой «рвет душу», что она плачет над каждым листом, но не может не рисовать. Эти графические циклы – пламенный призыв к современникам: не только сохранять память, но и спросить себя: что я сделал для того, чтобы подобное не повторилось? «Быть христианином» – что это значит для каждого? Можно ли отвести христианству какую-то нишу в своей жизни, или оно пронизывает все?

Л. Ратнер. Сон Иакова

Абсолютно христоцентричной была и вся ее просветительская деятельность. Лиля водила экскурсии в Третьяковку и в Пушкинский, в Вологде рассказывала о Дионисии, в Тбилиси – о Пиросмани, причем так, что местные экскурсоводы порой замолкали и прислушивались, и благодарили… Трудно себе представить, как три-четыре раза в неделю, по вечерам, в любую погоду, эта хрупкая женщина, не отличавшаяся здоровьем, отправлялась на лекции «Искусство и христианство», которые читала в Общедоступном православном университете, основанном о. Александром Менем, и в последнее время – на факультете психологии Российского православного университета, на катехизацию в храм, на еженедельную встречу евангельской группы. А потом возвращалась в ночи – от «Речного» на автобусе… А в воскресенье – непременно на литургию, не пропуская. Еще Лиля написала книгу с названием, в котором был сконцентрирован девиз ее жизни, – «В поисках смысла красоты», а также подготовила множество статей и докладов. «Он дает мне силы», – говорила она о Христе. Его участие в своей жизни она чувствовала постоянно, и невозможно было не поверить ей, когда она, похоронившая мужа и единственного сына, говорила: «Я абсолютно счастлива! Я все время – с Ним».

Л. Ратнер. Моисей

Друзья хорошо запомнили последний день Лили: 4 декабря, в праздник Введения Пресвятой Богородицы, она причастилась в храме, потом провела вечер в компании приходских друзей, за дружеским столом. Как всегда, много вспоминала, шутила, рассказывала свои замечательные истории. Посоветовала посмотреть такой-то фильм (мы еще не смотрели), велела прочитать такой-то свежий роман (когда она успела? Мы еще не читали), чтобы потом обсудить. Вспомнили о предстоящем Сурожском семинаре, посвященном христианскому восприятию смерти, и Лиля вдруг сказала: «Вот вы боитесь смерти, а я абсолютно не боюсь! Потому что все мои – там, и я приду к ним. И к Нему!"

На лето планировалась очередная поездка, да не простое путешествие, а паломничество к… Рембрандту, в Голландию. Конечно, по Лилиной инициативе, ведь она в последние полгода так много говорила об этом художнике, заново открыла его для себя, потому что увидела в нем родную душу: он был так успешен, известен, а потом все потерял, похоронил своих близких, но какой свет виден в его полотнах! Рембрандт знал Христа, была убеждена Лиля. Она настраивалась на «последнее паломничество», а друзья, среди которых она была самой старшей, вспоминали совместные поездки в Италию, Грецию, Грузию, Латвию и улыбались: сколько раз уже слышали они про «последнее»! Сколько раз удивлялись выносливости этой женщины, которая, несмотря на свои годы, могла провести весь день на ногах, карабкаться по горным тропам и даже забираться в пещеры. Но в ночь на 5 декабря Лиля и вправду отправилась в последнее свое паломничество. И это был «вертикальный взлет», как сказал один из ее друзей: после причастия, из дружеских объятий, полная творческих планов и главное – пламенея верой. «Христианство – это огонь. Или его нет», – повторяла она слова матери Марии (Скобцовой) и подтвердила их всей жизнью.

«Человек живой веры», – так сказал о рабе Божией Лидии о. Александр Борисов на отпевании. «Лилия Николаевна была удивительно ярким, живым человеком. Она соединяла в своей личности высочайший уровень культуры и поиски глубокой живой веры. Кроме скорби, мы с вами испытываем чувство благодарности за то, что такой человек был с нами», – обратился он к тем, кто пришел проводить Лилю в ее небесное паломничество.

Юлия Зайцева


Читайте также


Ваш Отзыв
Поля, отмеченные звездочкой, должны быть обязательно заполнены.

Ваше имя: *

Ваш e-mail:

Отзыв: *

Введите символы, изображенные на рисунке (если данная комбинация символов кажется вам неразборчивой, кликните на рисунок для отображения другой комбинации):


 

На главную | В раздел «Статьи»

Рейтинг@Mail.ru

Индекс цитирования.



Rambler's Top100








Читайте также:


 
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов отдельных материалов.
© 2005–2016 «Благовест-Инфо». E-mail:info@blagovest-info.ru
Защита от DDoS