Благовест-Инфо

www.blagovest-info.ru
info@blagovest-info.ru

Музей и церковь бьются за религиозные ценности

04.02.2010 09:30 Версия для печати. Вернуться к сайту

Государство начало передавать церкви принадлежащие ей до революции храмы и монастыри в начале 1990-х годов. С тех пор возобновились службы в сотнях церквей по всей стране. Однако часть икон, до революции находившихся в этих храмах, на место не вернулись. В советское время, когда большинство церквей были закрыты и разграблены, иконы и церковную утварь в худшем случае уничтожали и разворовывали, в лучшем — забирали музеи. В постоянной экспозиции и в запасниках, где-то в лучших условиях, где-то в худших, эти предметы десятилетиями сохранялись музейными работниками.

О возвращении икон из музеев в церкви говорили с момента начала возвращения храмов. Но первым случаем, вызвавшим широкие обсуждения и дискуссии, стал скандал, разразившийся после того, как в ноябре 2008 года патриархия обратилась к Третьяковской галерее с просьбой предоставить хранящуюся там «Троицу» Андрея Рублева на несколько дней для богослужений в Троице-Сергиеву лавру.

Общественность разделилась на два лагеря. Одни, убежденные, что иконе место в храме, были полностью за: ведь так в лавре «Троице» могли бы поклониться множество страждущих. Их оппоненты, считающие «Троицу» общенациональным достоянием, называли это недопустимым, ориентируясь в том числе на мнение ученых и реставраторов, которые предрекали рублевской иконе необратимые повреждения в случае перемещения ее из музея.

После нескольких недель общественных дискуссий Министерство культуры объявило, что икону не вывезут из Третьяковки без разрешения экспертов. В итоге «Троица» так и осталась в Третьяковке, но история получила продолжение — уже с другой иконой.

Через год, в ноябре 2009-го, стало известно, что одна из старейших икон петербургского Русского музея, «Богоматерь Одигитрия» по решению Министерства культуры будет временно передана в церковь Александра Невского в подмосковном коттеджном поселке «Княжье озеро». Директор Русского музея Владимир Гусев уверил всех переживающих за сохранность иконы в том, что она хранится в специальных условиях и при «микроскопическом смещении» покрытия будет немедленно возвращена в музей.

Общественность, однако, это успокоило не сильно: дискуссия вокруг вопроса, где быть церковным реликвиям — в храме или в музее, набирала обороты. Один из наиболее влиятельных музейных начальников, директор Эрмитажа Михаил Пиотровский недвусмысленно заявил тогда, что нельзя «разграбление церкви компенсировать разграблением музея».

Концепцию федерального закона «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности» публике представили еще год назад, в феврале 2009-го. Вновь вспомнили о нем, когда Владимир Путин во время визита в Даниловский монастырь 5 января обещал, что государство вернет церкви то, что принадлежало ей до революции, и начнет с Новодевичьего монастыря, до сих пор — филиал Государственного исторического музея (ГИМ). После этой встречи появились слухи, что законопроект изменили так, чтобы церкви могли возвращать себе имущество, конфискованное при советской власти.

Тут к голосу Пиотровского присоединились и другие. 18 января с открытым заявлением выступила группа искусствоведов, в том числе вставший в 2008 году на защиту «Троицы» сотрудник Государственной Третьяковской галереи Левон Нерсесян, профессор МГУ Энгелина Смирнова, завфилиалом ГИМа «Новодевичий монастырь» Мария Шведова и другие. В нем они просили государство не игнорировать мнение «музейщиков и реставраторов», принимая указанный закон.

«В противном случае памятникам может быть нанесен очень серьезный ущерб», — предупредили они, подчеркнув, что хорошая сохранность древних церковных предметов стоит на первом месте, а храмы далеко не всегда могут ее обеспечить.

Публичную дискуссию на эту тему решила устроить Общественная палата, которая провела 29 января выездное заседание в Петербурге. На нем высказывались полярные мнения, вплоть до таких категоричных, что храмам (и не только православным, но и других вероисповеданий) нужно вернуть все их имущество. В результате участники встречи сошлись на том, что без специального закона этот спор решить невозможно.

2 февраля Михаил Пиотровский выступил с полноценным заявлением в газете «Время новостей», там была опубликована его статья. В ней он призвал государство не вмешиваться в обсуждение вопросов, которые церковь и музеи должны решать между собой. Его позиция заключается в том, что старинные иконы нужно оставить в музеях, а в храмы поместить их копии. Власти могут помочь церкви, покупая церковные предметы на аукционах, а не забирая их из собственных музеев, сказал директор Эрмитажа.

«Газета» опросила авторитетных представителей музейного и церковного сообщества, а также выяснила, каким образом проблема возвращения ценностей церкви решалась у ближайших соседей.

Ирина Лебедева, генеральный директор Государственной Третьяковской галереи:

«Почему бы не вернуть дома, фабрики, заводы и пароходы всем, кто до революции ими владел?»

Владимир Вигилянский, руководитель пресс-службы Московского патриархата:

«Хотите быть хранителями краденого? Будьте»

Ирина Языкова, завкафедрой христианского искусства Библейскобогословского института святого апостола Андрея:

«Сейчас из этого сделали «стенка на стенку»: Одни не дают, другие отбирают»

4 февраля

Источник: "Газета"

Rambler's Top100