Благовест-Инфо

www.blagovest-info.ru
info@blagovest-info.ru

Ректор РПИ игумен Петр (Еремеев): Отсутствие у православного вуза собственного храма – это нонсенс

20.10.2010 15:41 Версия для печати. Вернуться к сайту

У нового мэра Москвы теперь появился новый небесный покровитель – святой Иоанн Богослов. Ведь именно в день его памяти, 9 октября, президент РФ впервые назвал кандидатуры на столь значимый пост. Так утверждает ректор Российского православного института (РПИ) св. Иоанна Богослова, игумен Петр (Еремеев). 9 октября он возглавил молебен, который прошел на улице, рядом с храмом св. Иоанна Богослова под Вязом (Новая площадь, 12). Здание храма, которое 18 лет назад было передано московскими властями в безвозмездное пользование Русской Православной Церкви, до сих пор занято Музеем истории Москвы.

Как долго община студентов и преподавателей РПИ (а это сотни человек) будет молиться на улице? Почему так важен для РПИ именно этот храмовый комплекс? Можно ли в данном случае говорить об очередном конфликте Церкви и музея? Об этом корреспондент «Благовест-инфо» беседует с ректором РПИ о. Петром (Еремеевым)

– Отец Петр, Вы надеетесь, что новый мэр сможет решить эту затянувшуюся проблему?

– Да, надеемся, что так оно и будет: новый мэр и его сотрудники сделают все, чтобы соблюсти закон, чтобы в храме св. Иоанна Богослова возобновились богослужения, а музейная экспозиция обрела достойное место. То обстоятельство, что имя будущего мэра впервые прозвучало 9 октября в день памяти св. Иоанна Богослова, обязывает московского градоначальника решить эту проблему.

Наши предки в честь памятных дат, военных побед или значимых событий специально возводили храм, а новому мэру этого делать не нужно: такой памятный храм уже есть, и у него есть прекрасная возможность увековечить свою благодарность Богу – передать наконец-то храм апостола Иоанна общине верующих, вернуть красоту великолепному архитектурному ансамблю в центре столицы.

– Зачем РПИ вообще нужен этот храмовый комплекс? Почему он так важен для вас?

– Наш вуз должен быть преобразован в православный университет, но без храмового комплекса это преобразование совершить невозможно.

Святейший Патриарх Кирилл поставил перед нами задачу обеспечить развитие вуза как современного университета, эффективно и на современном уровне развивающего образовательные и научные проекты. Мы разработали концепцию преобразования нашего вуза в такой университет – на базе современного европейского стандарта, в рамках Болонского процесса, но с учетом православных ценностей. Нашей главной задачей остается подготовка специалистов по светским специальностям, но это должны быть люди, укорененные в православной традиции и строящие свою жизнь на основе духовно-нравственных ценностей.

Отсутствие у православного вуза собственного храма – это нонсенс. Мы ведь не можем в университетских помещениях, пусть даже хорошо оборудованных, совершать богослужения и таинства. А без этого невозможно создать столь необходимую для духовного роста студентов и преподавателей атмосферу духовной жизни.

– В какой стадии сейчас конфликт вокруг храма св. Иоанна Богослова?

– В корне неправильно представлять эту ситуацию, как это делают некоторые сегодня, как очередной конфликт «церковников» и музейщиков. Для нас тут конфликта не существует.

Как я уже сказал, еще в 1992 г. вопрос был окончательно решен: есть постановление правительства Москвы о передаче здания храма в безвозмездное пользование РПЦ, есть свидетельство на право пользования, есть охранный договор, по которому, кстати, ответственность за состояние здания возложена на Церковь. Музей истории Москвы там размещается все это время незаконно.

При всем желании ситуацию нельзя представить так, будто Церковь выживает музей с занимаемых площадей: 4 года назад Музею истории Москвы были выделены огромные помещения и отнюдь не на окраине – бывшие Провиантские склады на Зубовском бульваре. Но музей не выезжает и даже не готов нам предоставить небольшое помещение для богослужений, а Департамент культуры правительства Москвы вообще игнорирует наши письменные обращения. При личном же общении работники Департамента, прежде любых разговоров о возобновлении богослужений в храме, ссылаются на необходимость обеспечить музей дополнительными помещениями. Какое-то лукавство получается! Спустя 18 лет ожидания церковь пытаются вернуть на нулевую отметку, перевести ситуацию в формат спора или конфликта, хотя по закону этот вопрос уже давно решен.

Здесь нет конфликта, есть нарушение закона и игнорирование прав верующих.

– Как Вы видите перспективу развития событий?

Полагаю, что у руководства города есть только два варианта реакции на сложившуюся ситуацию.

Первый: ответственные чиновники московского правительства, не решившие за 18 лет этот вопрос, продемонстрировали свою профнепригодность и должны понести за это ответственность. В этом случае кураторам городской культуры придется форсировать события и срочно изыскать площади для переезда музея.

Второй: необходимые помещения все же есть, тогда переезд музея возможно осуществить без задержек в самое ближайшее время.

Все остальное, учитывая 18 лет ожиданий со стороны Церкви и замерзающую сегодня на улице общину верующих, будет ложью и лицемерием.

Вообще эта ситуация – демонстрация того, что с культурой в нашем городе происходит что-то неладное. Посудите сами: городской музей является «визитной карточкой» любой европейской столицы. А у нас музей истории города ютится в неприспособленных помещениях. Ведь то, что сейчас находится в нашем храме, сложно назвать музеем столицы России. В двух скромных залах под сводами изуродованной церкви в скукоженных условиях демонстрируется менее одного процента всего объема экспонатов, имеющихся у музея. Я глубоко сочувствую работникам музея, видя, в каких условиях им приходится развивать выставочную деятельность.

– Пока музей не планирует освобождать храмовый комплекс?

– Трудно сказать. В переговорах с дирекцией музея мы не ставили вопрос о немедленном освобождении комплекса зданий. Мы согласились с тем, что музей нуждается в подготовке необходимых площадей для переезда, но просили войти и в наше положение, ведь православной общине сегодня некуда податься. Надвигается зима, как настоятель храма я обязан каждое воскресенье и каждый праздник совершать здесь богослужение, среди наших прихожан – люди разных возрастов, от юных студентов до преподавателей преклонных лет. Как они будут стоять на морозе?

Готовности хоть как-то войти в наше положение я за полтора месяца переговоров не увидел.

– Что Вы конкретно предлагаете музейщикам?

– После 18 лет ожидания верующие вправе рассчитывать хотя бы на один шаг навстречу со стороны музея и Департамента культуры. Пока музей целиком не переехал, можно было бы найти хотя бы временный компромисс: часть экспозиции перевести из одного придела храма в другое место, а высвободившееся небольшое храмовое пространство предоставить нам для богослужений.

Это было бы хорошо для всех: в сентябре мы предложили полностью обустроить эту часть храма. У нас уже был готов прекрасный иконостас для этого придела, с вызолоченными тяблами. Этот придел мог бы стать органичной частью экспозиции: вне богослужений можно показывать ее как музейную инсталляцию, в конце концов, даже ключи будут находиться у администрации музея. Вы ничего не теряете, говорили мы дирекции музея и Департаменту культуры, наоборот, приобретаете новое экспозиционное пространство, а мы приобретаем место для молитвы.

Тем более что было и остается много вариантов переезда этой небольшой экспозиции из храма. В соседних приходских постройках, на большом пространстве, в несколько раз превышающем по площади храмовые помещения, проходит гостевая выставка «Рязанская вышивка». Разве она не могла потесниться? И вообще, напрашивается вопрос: насколько уместно в сложившихся обстоятельствах проводить такие гостевые выставки?

И еще вопрос: когда мы на престольный праздник храма 9 октября молились на прохладном воздухе, а потом отпаивали прихожан горячим чаем, в здании Провиантских складов с размахом проходила Неделя дизайна, где состоятельным москвичам показывали прекрасные автомобили, элементы убранства дома и т.д. Получается, что переезд из храма в Провиантские склады музейной экспозиции невозможен, потому что там выгоднее сегодня устраивать модные дефиле?

У музея и Департамента культуры Москвы была и остается возможность, не обостряя ситуацию, начать наконец-то решать вопрос с возобновлением богослужений в храме.

Мы ждали, ждем и готовы еще подождать, но однажды бисер закончится и нам придется искать защиты наших прав у закона.

– Как бы Вы охарактеризовали церковную общину, которая объединяет студентов, преподавателей и сотрудников РПИ?

– Решение Святейшего Патриарха о выделении нашей общине именно этого храма можно смело назвать промыслительным. Во-первых, храм посвящен нашему святому покровителю. Во-вторых, он расположен в эпицентре политической, общественной, культурной жизни страны. Теперь в центре Москвы будет создаваться мощный современный православный научно-образовательный центр – наш университет.

Но моя особая благодарность Богу и Патриарху еще и за то, что в этом храме, который мы получили, на тот момент еще не существовало собственного устроенного прихода. Это очень важно, созидая университетскую духовную семью, не нарушить мир в другой православной общине. Так что сегодня, спустя 85 лет запустения, мы начинаем духовную жизнь в этом храме, можно сказать – с чистого листа.

Что касается нашей общины, то она уже существует 17 лет, и у нее есть некоторые особенности: это общие принципы, нормы жизни, общий «размер шага» по жизни, связанный с учебным процессом, расписанием лекций, зачетов и т.д. Но сегодня мы всё еще разобщены тем, что преподаватели и студенты ходят в храмы по месту жительства и лишь на молебны собираются у храма святого Иоанна Богослова. Все изменится, когда мы сможем собираться на литургию в нашем собственном храме, богослужение будут совершать священнослужители – преподаватели РПИ, а клиросные и алтарные послушания возьмут на себя студенты. Кстати, мы решили, что в нашем храме за совершение венчаний и крещений мы не будем ожидать никаких вознаграждений: понятно, что учащие и учащиеся сегодня, увы, относятся к социально незащищенным слоям, а именно они составляют ядро нашего прихода.

При этом наш храм будет доступен и для студентов других вузов, и для всех, кто захочет прийти. Сама архитектура храма позволяет сделать его доступным для горожан: вход в храм имеет отдельный от иных строений вход с улицы.

– Бытует мнение, что если монастырский или храмовый комплекс передается Церкви, то для «обычного человека» (не монаха, не члена прихода) туда уже путь заказан.

– А мы подумали и о тех, кто привык ходить на Новую площадь, 12 как в музей. В перспективе, когда весь университетский комплекс будет фактически передан нашему вузу, все его пространство станет одной большой экспозицией. Оформление, интерьеры образовательного учреждения должны воспитывать. Это будут картины, иконы, инсталляции, фотографии, в том числе – произведения наших студентов, выставки будут меняться. Выставлять мы намерены не только сугубо церковное искусство, но и светских авторов. Поэтому те, кто привык к этому месту как к собранию предметов культуры, смогут посещать проводимые здесь выставочные мероприятия.

– Рядом с храмом, который посвящен святому покровителю РПИ, находится еще ряд построек. Как предполагается использовать их?

– Прилегающие к храму постройки будут использованы под развитие образовательных, научных, социальных программ нашего вуза. Сегодня у РПИ нет большого лекционного зала, поточных аудиторий, нет возможности нормальным образом обустроить ректорат, деканаты, кафедры. А комплекс зданий на Новой площади именно для этого и пригоден: осваивая его, мы разгрузим аудиторные корпуса от административного аппарата, создадим большие аудитории для общеуниверситетских встреч. Сейчас в РПИ обучается 500 студентов, но мы надеемся, что в перспективе их будет гораздо больше, и помещения на Новой площади позволяют увеличить это число.

– Ну а пока в ваших зданиях музей, Вы по-прежнему будете служить на улице?

– Да. Ближайшие молебны – в воскресеные дни 24 и 31 октября в 13-00. 4 ноября, в день Казанской иконы Божией Матери, молебен состоится, возможно, немного попозже. 7 ноября будем служить панихиду по жертвам большевистского террора: священники этого храма были репрессированы, многие верующие физически уничтожены. Получится не просто панихида, но и воспоминание поругания храма, продолжающегося до сих пор.

Ведь фактически до сих пор в центре столицы стоит репрессированный храм – обезображенное, изуродованное строение без куполов и крестов, с деревьями на кровле, с разрушающейся лепниной и потеками на сводах.

Удивительно! Вокруг радость жизни, 21-й век, а в самом центре Москвы по «звучащему» адресу: Новая площадь,12 до сих пор продолжается большевистский террор и гражданская война…

Беседовала Юлия Зайцева

Rambler's Top100