Благовест-Инфо
Благовест-Инфо
Контакты Форум Подписка rss




Расширенный поиск


 
Благовест-Инфо















Репортажи

«Он всегда чувствовал себя членом неразделенной Церкви»

Наталья Ликвинцева рассказала о малоизвестных фактах жизни архимандрита Льва (Жилле)

26.05.2018 11:35 Версия для печати

Москва, 26 мая, Благовест-инфо. «Архимандрит Лев (Жилле) в контексте истории русского зарубежья» - доклад о «малоизвестной противоречивой, сложной» личности, богослове и духовном писателе, представила 24 мая в центре «Русское Зарубежье» кандидат философских наук Наталья Ликвинцева. Встреча прошла в рамках заседаний научно-просветительского проекта «Отражения».

Все стороны деятельности о. Льва (Жилле) охватить в одной лекции сложно, отметила докладчица, и предложила остановиться на одном аспекте его деятельности, отвечая на вопрос: каким образом француз, католик по происхождению, оказался активным деятелем русского зарубежья?

Луи Жилле родился в 1893 году в состоятельной французской семье, недалеко от Гренобля; его отец был ревностным католиком «фундаменталистского, авторитарного склада». Возможно, установки отца оказали влияние на его характер, считает исследовательница: впоследствии он всю жизнь «боролся с отцом в себе», у него был «сложный характер, его преследовали депрессии, спады настроения». Учился на философском факультете в Гренобле. Участвовал в первой мировой войне, был очень быстро ранен, попал в плен, где встретил русских военнопленных. Там выучил русский язык. После 1917 года изучал психологию в Вене. 

До войны он потерял веру, а после войны обрел ее. Как-то в Вене зашел в протестантский храм, где пастор, увидев его, произнес «по наитию» слова Евангелия: «Кто хочет за Мной идти, отвергнись себя и возьми крест свой…». Будущий архимандрит воспринял это как указание.

Его всегда интересовала русская литература, на него сильно повлиял Достоевский. В среду русской эмиграции его привело стремление найти духовность неразделенной Церкви. Стал послушником бенедиктинского монастыря в Люксембурге. В свой «бенедиктинский период» особенно чувствует «русское призвание», отметила Н. Ликвинцева.

Этот поиск приводит его в Греко-католическую Церковь. Знакомится с митрополитом Галицким Андреем Шептицким, переезжает в Галицию. В 1925 году принимает монашеский  постриг с именем Лев, становится греко-католическом священником. При этом всегда чувствует себя «членом неразделенной Церкви», отметила Ликвинцева.

Митрополит Андрей, видя его поиск, отправляет его в эмигрантскую Ниццу, где о. Лев трудится в католической миссии. Но принцип работы миссии – «помощь за переход в католицизм» – его не устраивает. Стремление о. Льва – жить «бедной жизнью с русскими»; жить «без разделений на православных и католиков».

Однако энциклика Папы Пия XI «Mortalium animos», согласно которой можно только «покаянно прибегнуть в лоно Римской Церкви», перечеркивает его попытки равнозначного межконфессионального диалога, который начинался в Католической Церкви. «Для него это было предательством всего, чем он жил», – отмечает исследовательница. И он принимает важное в жизни решение – перейти в православие.

25 мая 1928 в Кламаре под Парижем, в часовне князя Григория Трубецкого, о. Лев переходит в православие, будучи принятым митрополитом Евлогием (Георгиевским) в сущем сане. Позже он писал, что его приняли, не требуя никаких формул отречений. На богослужении присутствовали Николай Бердяев, Лев Карсавин, Георгий Флоровский, Марина Цветаева, Константин Бальмонт. В письме друзьям-бенедиктинцам о. Лев писал: «Отныне ничего не отделяет меня от моих братьев, отныне я нахожусь в полном общении с восточной католической Церковью, или Церковью православной. Мне не от чего было отрекаться. Я не сменил ни единой буквы того кредо, которое читал и ранее»... «В Восточной Церкви я открыл свет Христов более чистый, но это все тот же свет, отнюдь не другой, который светит и в Церкви западной», - писал в другом письме.

Вскоре после перехода в православие попадает на один из съездов РСХД. Встреча с молодежью произвела на него огромное впечатление, атмосферу съезда он сравнивает с пятидесятницей. Однако, как пишет Георгий Федотов, ощущение пятидесятницы было связано с присутствием самого о. Льва.

Далее Н. Ликвинцева остановилась на этапах жизни о.Льва, связанных с русской эмиграцией. Так, в 1929 году завязывается его дружба с матерью Марией (Скобцовой). Участвует в «Православном деле». Впоследствии известие о гибели матери Марии остается раной на всю жизнь: он считал, что так же должен был пойти на смерть в концлагере.

По благословению митрополита Евлогия о. Лев возглавляет франкоязычный православный приход св. Женевьевы, «потребность в котором уже ощущалась».Знакомится с Евграфом Ковалевским, по инициативе которого было создано Фотиевское братство. Идеи членов братства совпали с интересами о. Льва   «быть членом неразделенной Церкви». О. Лев издавал приходской журнал «Путь», в котором печатал своеобразный «манифест нового нарождающегося французского православия».

В дальнейшем о. Льва постигло разочарование: «Он стремился к единству, а попал в наши эмигрантские расколы». Впоследствии отошел от Фотиевского братства.

Преподавал в Свято-Сергиевском институте, перевел на французский язык книгу о. Сергия Булгакова «Православие», опубликовал по-русски свою книгу «Иисус Назарянин по данным истории».

Также по благословению митрополита Евлогия нес тюремное служение. Наталья Ликвинцева рассказала о наиболее ярких эпизодах этого периода жизни архимандрита.

Увлечение еврейскими корнями христианства, интерес к иудео-христианскому диалогу привели его в Англию, где он и провел последние годы жизни. Окормлял Братство святого Албания и преп. Сергия. Познакомился с Андреем Блумом, будущим митрополитом Антонием.

О. Лев умер в Лазареву субботу в 1980 году. Исследовательница так описала последний день его жизни: отслужил литургию, вышел прогуляться, вернулся, сел в кресло, чтобы читать книгу, и «сразу отошел в вечность». Отпевание о. Льва совершил митрополит Антоний. 

Наталья Ликвинцева в своей лекции особо отметила роль о. Льва в жизни митрополита Антония Сурожского. На становление Андрея Блума оказал влияние франкоязычный приход (хотя это был уже не тот, первый франкоязычный приход, а приход о. Михаила Бельского), но это была все та же «открытость западному миру, французскому православию». Именно эта черта была всегда присуща митрополиту Антонию – готовность сделать православие «не только русской, славянской или византийской традицией», а традицией, открытой всему миру, отметила автор доклада.

В заключение Наталья Ликвинцева рассказала о подготовке новых изданий и переводов о. Льва (Жилле), еще не известных русскому читателю.

Елена Бажина


Читайте также


Ваш Отзыв
Поля, отмеченные звездочкой, должны быть обязательно заполнены.

Ваше имя: *

Ваш e-mail:

Отзыв: *

Введите символы, изображенные на рисунке (если данная комбинация символов кажется вам неразборчивой, кликните на рисунок для отображения другой комбинации):


 

На главную | В раздел «Репортажи»

Рейтинг@Mail.ru

Индекс цитирования.



Rambler's Top100








Читайте также:


 
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов отдельных материалов.
© 2005–2016 «Благовест-Инфо». E-mail:info@blagovest-info.ru
Защита от DDoS