Благовест-Инфо
Благовест-Инфо
Контакты Форум Подписка rss




Расширенный поиск


 
Благовест-Инфо















Репортажи

Людмила Улицкая представила свой новый роман «Даниэль Штайн, переводчик» в Библиотеке иностранной литературы

14.12.2006 11:34 Версия для печати

Москва, 14 декабря, Благовест-инфо. Новый роман известной российской писательницы Людмилы Улицкой «Даниэль Штайн, переводчик» был представлен автором на встрече с читателями в Большом зале Всероссийской государственной библиотеки им. М.И. Рудомино (ВГБИЛ) 12 декабря.

Книга посвящена реальному человеку -- католическому священнику, еврею Даниэлю Руфайзену. В юности, во время Второй Мировой войны, служа переводчиком в гестапо, он спас от гибели множество людей, а также вывел из гетто в одном из городков Белоруссии несколько сот обреченных на гибель евреев. В 20 лет он принял католичество, стал монахом-кармелитом. А в 1959 г. приехал в Израиль, где окормлял христианскую многонациональную общину, служа литургию на иврите – по примеру первохристианской общины Иакова, брата Господня. Брат Даниэль прожил в Израиле почти 40 лет, скончавшись в 1998 г. от сердечного приступа.

В начале вечера, который открыла директор ВГБИЛ Екатерина Гениева, с кратким словом выступил протоиерей Александр Борисов – друг и однокурсник писательницы (оба они являются биологами-генетиками по образованию). О. Александр обратил внимание на название книги: фамилия Штайн, которую писательница дала своему герою, напоминает и об Эдит Штайн (еврейке, немецком философе, монахине-кармелитке, погибшей в Освенциме и канонизированной Католической Церковью), а также о том, что «штайн» в переводе с немецкого – камень, что не может не вызвать ассоциации с апостолом Петром. По мнению о. Александра, «переводчик» в названии книги – слово тоже многозначное: брат Даниэль не только знал множество языков, но «переводил на язык современных людей понятия, которые являются основными в христианстве, – Бог, любовь, жертва». Главный герой романа всей своей жизнью являет то, что «настоящее христианство – это жизнь, реальные дела, а не просто учение. Ради догматов можно воевать, убивать; ради любви этого делать не будешь», -- убежден о. Александр. Священник Георгий Чистяков, также выступивший на вечере, считает роман «абсолютно художественным произведением», которое поднимает «очень важные и больные вопросы». По его мнению, книга Улицкой нуждается в серьезном, широком обсуждении.

Людмила Улицкая рассказала, что замысел написать о брате Даниэле Руфайзене возник у нее в 1992 г., когда она впервые познакомилась с ним в Москве. «Он вошел ко мне в дом – и невозможно было выдохнуть! Это был человек иной природы. У нас было ощущение святости, которое не описать словами», -- вспоминала писательница. Для нее, переживавшей тогда собственный духовный кризис, появление такого необычного, «ужасно веселого, радостного» христианина многое прояснило.

К этому моменту об о. Даниэле уже знали тысячи людей, о нем было написано несколько книг, несмотря на то, что он был очень скромным и простым человеком. И Людмила Улицкая в начале 90-х г. не смогла не приняться за свою книгу; в общей сложности она писала ее 10 лет. Сначала было создано два варианта документального романа. Третья попытка – роман-коллаж, состоящий из самых разных подлинных и вымышленных текстов: писем, воспоминаний, официальных документов, секретных доносов, расшифровки магнитофонных записей, через которые говорят десятки людей, -- удалась. Роман «Даниэль Штайн» вышел очень большим по нынешним временам тиражом – 150 тыс. экземпляров и стремительно раскупается, активно обсуждается.

Конечно, больше всего писательница говорила о своем главном герое. «В его жизни на войне не было ни одного дня, когда он не подвергался бы смертельному риску. Он осознавал: то, что он выжил – это чудо. Он был на «ты» с чудом, он чудом жил. Можно сказать, что он выжил один из сотен тысяч уничтоженных во время войны евреев. И у него было острое желание отдать Богу то, что ему не принадлежит, -- свою жизнь, которая была незаслуженным подарком. И Даниэль поступил в Кракове в монастырь кармелитов… Его тогда никто не понимал: и для католиков-поляков, и для евреев это было невероятно». Кстати, в романе рассказано о том, что тогда, весной 1945 года, на одно свободное место в монастыре было два претендента – Даниэль и Кароль Войтыла. Настоятель выбрал того, кому будет «гораздо труднее найти свое место в церкви» -- еврея. «Он оказался прав», -- говорится в романе, -- отвергнутый кандидат «определенно нашел свое место». Людмила Улицкая отметила, что эта история – реальна, так же как и встреча Даниэля в Ватикане со своим давним знакомцем, когда тот стал понтификом.

«Даниэль был счастлив в своем служении, при всех трудностях его жизни. Он не переставал праздновать праздник жизни, несмотря на то, что как монах много был лишен, отказался от многих вещей», -- рассказывала Улицкая о реальном Даниэле и о своем герое. «Этот радостный человек – настоящий христианин. Христианство ведь очень разное; огромный спектр возможностей есть в самом христианстве… Есть Серафим Саровский и Сергий Радонежский, Франциск Ассизский и блаженный Августин. Христианство предлагает разные пути, каждый из которых серьезный, наполненный …, и мы должны выбирать. Важна идея, что ничто не запрещено, что мы свободны, что христианство – совсем не узкий путь в интеллектуальном смысле. Но узкий путь в другом смысле: если мы говорим … «да», берем на себя какие-то обязательства -- то мы их берем. А они простые и не напрямую связаны с нашим христианским обращением… Это золотое правило, которое знают не только христиане: «Не делай другому того, чего не хотел бы для себя» -- это универсальная этическая истина, и если люди соблюдают ее, христиане не имеют права над ними возвышаться… Ужасное заблуждение и очень разделяющая людей идея, что сам по себе выбор вероисповедания делает человека выше».

Говоря об особенностях богословских воззрений брата Даниэля, которые многими принимались в штыки и не могли не привести к сложностям с «церковным начальством», писательница разъясняла: «Он полагал, например, что Троица – это поздняя идея, греческая, что она никогда не была свойственна иудаизму. У него с Троицей были сложные отношения. При этом он не отрицал Святого Духа, не отрицал Спасителя. Он эти сложные умственные построения, над которыми столетиями изощрялись достойные богословы, -- он просто отодвигал их в сторону, считая, что это не имеет практического значения в жизни… Он стремился к раннему христианству, к той церкви, которая была основана Самим Спасителем…  «Во что веровал мой Учитель?» – вот что было важно для Даниэля прежде всего... Даже проблемы разделения западной и восточной Церквей его не очень волновали…», – отметила Л. Улицкая.

Автор романа прекрасно понимает, что подобные мысли могут быть «спорными»; они «часто вызывали очень большой протест у многих людей». Но при этом она отмечает «редчайшее» явление: как бы люди ни относились к его воззрениям, «к нему лично они очень хорошо относились, он был настолько доброжелателен и открыт, что его невозможно было не любить. Даже его идеологические враги не могли его ненавидеть».

Изложив столь далекое от канонической догматики мировоззрение героя, писательница не первый раз обращается к читателям с такими словами: «Мне бы не хотелось быть соблазном ни для кого, пошатнуть чьи-то установки. Если это произошло, я приношу свои глубочайшие извинения. Моя задача была в том, чтобы показать образ бесконечной честности и смелости, которую являл Даниэль; показать, что это бывает».

В процессе работы над романом происходило много удивительных вещей, которые трудно назвать просто совпадениями. Одно из них автора изумляет больше всего: роман заканчивается гибелью главного героя в автокатастрофе, после чего обнаруживается, что он запрещен в служении, о чем он не успел узнать. Когда книга уже была написана и редактировалась, из Израиля, от человека, знавшего о. Даниэля, пришло известие, что именно так и было на самом деле: он умер от сердечного приступа, а в почтовом ящике в это время уже лежало письмо о запрещении. «Я это выдумала, но оказалось, что я угадала драматургию его жизни – это был для меня знак, что я на правильном пути», -- рассказывала Улицкая, добавляя, что вся работа над романом была отмечена чередой совпадений: «не успевала я задать вопрос, как молниеносно приходил ответ».

На встрече с писательницей зал был полон, читатели задавали множество вопросов. Например: сохранилась ли сейчас в Израиле община евреев-христиан? В Израиле быть христианином «опасно, общество этого не одобряет; гораздо лучше быть атеистом», делилась своими наблюдениями Л. Улицкая. Община о. Даниэля существует, но не умножается: нет человека, равного по харизматичности Даниэлю, евреи-христиане расходятся по другим церквам – в Израиле огромное число христианских юрисдикций. Когда Даниэль приехал в Израиль, он был единственным, кто служил на иврите, о чем в известность был поставлен глава Ватикана, но многих это крайне раздражало. Недавно сама Людмила Евгеньевна, будучи в Капернауме, зашла в греческий храм и в беседе со священнослужителем выяснила, что там регулярно проводятся богослужения на иврите, хотя среди прихожан – христиане из разных стран. Однако для «второго поколения» мигрантов иврит стал родным языком, и греки отозвались на эти изменения. «То, что было уникальным в 1959 г., сейчас стало рядовым явлением», – заметила писательница.

Ее спрашивали и о реальных прототипах ее героев, о названии и об обложке, о перспективах государства Израиль и о корнях антисемитизма. «Антисемитизм – удобная и давняя форма ксенофобии, и не единственная», -- в связи с этим Улицкая с тревогой говорила о новом витке ксенофобии в современной России, об антигрузинской кампании. «Это вопрос управления ситуацией и нашей собственной сопротивляемости. Мы не должны быть управляемы», -- подчеркнула писательница.

Говоря о преодолении нетерпимости, ксенофобии, о взращивании толерантности, Улицкая вновь возвращалась к Даниэлю Руфайзену, переводчику: «Мы очень нуждаемся в переводе. Мы плохо понимаем друг друга, а не только язык Бога. Только любовь и та мера доверия, которой обладал Даниэль, может дать связь и понимание между людьми».

Вечер завершился не запланированным, но пришедшимся к слову представлением серии детских книг, выпущенных при участии Людмилы Улицкой в рамках проекта Института толерантности ВГБИЛ, который называется «Другой, другие, о других». В четырех ярко оформленных книжках «для семейного чтения» детям рассказывают о традициях и обычаях разных народов, о разном понимании и формах семьи в истории, о кухне разных народов, об одежде и т.д. Воспитание толерантности и уважения к «другому» должно начинаться с детства, убеждены создатели серии. Л. Улицкая рассказала о намерении продолжить серию книгами о темах смерти-рождения, ссор-примирений, праздников и т.д.

Юлия Зайцева



Отзывы
  • инесса - 26.09.2011 21:45
    Роман Л. Улицкой « Даниэль Штайн , переводчик» не о православных и католиках, мусульманах и иудеях, не о евреях и арабах, поляках и немцах, не о коричневых и красных, не об убийцах и их жертвах,не о злых и добрых, грешниках и не-грешниках, геях и не-геях, а о той философии жизни, преподанной человечеству Христом, суть которой в одном: в единении всех людей в Боге.Той философии, которая должна, но до сих пор не может, стать ядром человеческой ВЕРЫ- ЗАЛОГОМ СПАСЕНИЯ ЖИЗНИ НА ЗЕМЛЕ.
    Действительно, сейчас в мире, блуждающем в путанице смыслов бытия и творящем непоправимое количество бед, в мире, раздираемом антагонистическими противоречиями, «…вопрос, «что есть вера?» - жизненная необходимость».(Слова Штайна).КАК НИКОГДА – жизненная необходимость. Потому в конце своего романа Улицкая выражает надежду на то, что он послужит «…призывом к личной ответственности в делах жизни и веры». И это произведение, написанное в традиции русской классики, помогает сознающему, думающему и чувствующему человеку добраться до ясных и отчётливых истин.
    Выражая существенные истины христианства новым художественным языком и в понятиях, отличных от стиля традиционного богословия, Улицкая пробуждает интерес к христианству в умах множеств лиц.
    Герой романа Даниэль Штайн проповедовал религию сострадания и милосердия, любви к Богу и ближним. Обладая уникальным даром переводчика, способного ПЕРЕВЕСТИ любой язык (диалог) в русло мира и единения, всечеловечности и любви, он устанавливает тесную связь с людьми, демонстрируя силу, выносливость и самообладание.
    Штайн всякую веру считал ложной, если в её основе лежал антагонизм - внеаморальная форма межчеловеческого взаимодействия, выводящая людей за пределы культурных и нравственных норм, именуемая бесчеловечностью, насилием, национализмом экстремизмом, религиозным фанатизмом. «Нет и не может быть Христа там, где царят вражда и разъединение» (Слова Штайна). Нет Его и там, где возникают обвинения и ненависть, преследования, доходящие до кровопролития. Дело Иисуса - любить и служить людям. Но тому ли учат религиозники во имя Его?
    Чаще узкие религиозники, по убеждению героя, не видят во встречном человека, если он не в их форме чтит Бога. Даниэль убеждён, что сущность всякой религии составляет не содержание известных учений как божественных откровений (ибо это называется богословием), но содержание всех наших обязанностей вообще, как Божьих заповедей.
    И монах свой нравственный долг видит в том, чтобы сорвать с сознания людей всё закрепощение в условной религии, в условностях позволенного и непозволенного в ней, помочь утвердиться человеку в жизни земли на собственном стержне чести, любви и бесстрашия. Вовлекает Даниэль человека в духовный подъём только добротой, величайшим тактом и любовью, вникает глубочайше в ту ступень духовной культуры, в которой живёт человек.
    «Весь урок Даниэля сводился к тому, что совершенно не имеет значения, во что ты веруешь, а значение имеет твоё личное повеление. То же мне мудрость»,- восклицает Улицкая. Действительно, мудрость не нова. Не нова и тема, поднятая в романе. Известно, что главная магистраль русской литературы проходит путём поиска Бога, т. е. высшего смысла. И высокою чертою русской литературы и философии является защита истины, что христианство есть религия любви, а следовательно, терпимости и спасения всех. Русская культура осуждает искажение христианства , когда его истолковывают в духе законнической морали. Всех русских писателей объединяло нравственное вдохновение, которое выросло из подспудного христианского корня, который, несмотря на разрывы и отчуждения, продолжал питать природу русской интеллигенции, и не всегда от непосредственного влияния церкви, с которой многие писатели были не в ладах, а от соприкосновения с христианским восприятием окружающего мира, присущим русскому народу и глубоко укоренёнными в народе христианскими нравственными ценностями.
    Идеи Улицкой, изложенные в традиции русских классиков, могут стать основой мировоззренческой парадигмы современного человека и его духовного восхождения.
    Новизна же романа - в художественном решении известной проблемы. Сила художественного слова такова, что писатель положила мудрость в сердце ( аналогия словам Улицкой из романа : «То же мне мудрость. Но Даниэль мне это положил прямо в сердце»).Слово «вера» не осталось на уровне словаря, и превратилось в понятие, ставшее собственностью читателя ,-.вошло в концептуальную глубину сознания.
    Сам жанр романа и композиционные решения помогают автору увидеть , как и где человек грешил против законов Вечного и страдал от распада гармонии в себе, заметить, как человек был счастлив, сливаясь с Вечным, и украшал жизнь окружающим, отразить порывы радости и бездны скорби людей, переживать их жизнь в обстоятельствах того или иного человека, найти оправдание каждому в своей доброте.
    Сегодня мир подошёл к смене глобальных ценностей. И особую роль в нём играют художники, способные вернуть знание, благодаря которому не нарушается необходимое и нормальное синтетическое многообразие мира, обеспечивается не подчинение догмам, а
    живое духовное самоопределение личности.
    P.S.Так называемый оппонент Юрий Малецкий обвиняет Улицкую в том, что она предлагает читателю облегчённое христианство. К сожалению, автор статьи не понял замысла романа, потому, как узкий религиозник Ефим- герой произведения , - является адептом веры не в человека и Бога внутри него, а в «принцип истины»,ради которого и человека уничтожить можно.(мысль Даниэля).
    И доколь ещё нам эту лямку тянуть,
    Ощущая тоску и тревогу?
    И ответил мне друже:
    Как долог наш путь
    Ко Кресту и воскресшему Богу.


  • Путник - 29.04.2009 14:36
    С чего это вообще повелось считать Улицкую писателем?
    Други, либо вы ослепли, либо потеряли слух и вкус к восприятию художественного слова.
    Все эти писания госпожи Улицкой, в художественном отношении, ни чем не лучше "творений" наших так называемых мэтров: Акунина, Донцовой, Минаева и иже с ними. А может еще и хуже - ибо бездарность прикрытая рационализмом - есть худший враг творчества.
    Ее так нашумевший "Даниэль" при вдумчивом чтении начинает вызывать стойкое, непроходящее чувство тошноты.
    А если говорить о "Кукоцком" и поднимаемом в нем вопросе легализации абортов, то - опять же убого, сухо и рационалистично. В этом отношении роман Джона Ирвинга "Правила виноделов", раскрывающий ту же тему, гораздо глубже, человечнее и просто лучше написан.
    Так что, господа читатели, не поддавайтесь пиару.

  • Veniamin - 25.03.2009 10:57
    Роман Л.Улицкой весьма интересен. Я попытался реконструировать и представить три точки зрения на проблематику романа.

    1-я точка зрения – гуманистическая.

    Д.Штайн ничего плохого не делал, он творил только добрые дела и в его личной порядочности нет сомнения. В конечном итоге: главное - дела, о чем, кстати, и Сам Основатель христианства говорил (Мф.7,16). Гуманизм – это то, в чем наиболее всего нуждается совр. мир. Если бы все священники были таковы, то мир был бы другим. Этот роман - художественное произведение, а не богословский трактат. Главное - художественная убедительность.

    Символ веры гуманизма: «был бы человек хороший, и неважно во что он верит».

    2-я – христианская.

    Вся книга Улицкой пронизана скрытым неприятием христианства. Так в ней дважды (!) упоминается, что убийство евреев происходит "между костёлом и православной церковью" (с.11, с.166). Вполне возможно, что так оно и было, но яркий образ именно «такого христианства» остаётся в памяти. В письме Манукян к Гантман в полукарикатурной форме описывается главная святыня христианского мира - Храм Гроба Господня (с.190). В конце книги уже открытым текстом звучит: "Такая духота, такая тошнота в христианстве" (с.498). Причем это касается не "отдельных недостатков" христианства, которые, как известно, везде есть, а всего христианства в целом. Больше всего достаётся, конечно, РПЦ – «рассаднике бескультурья и язычества» (там же). Конечно, автор признаёт наличие прогрессивных священников: А.Меня, С.Желудкова и др. Но в книге автор не принимает церковь как институцию, не задумываясь о том, что это – не только социальное образование, но и тело Христово, богочеловеческий организм. Это тело может болеть, но стоит ли его отрицать полностью? Вспомним слова новомученика арх.Илариона Троицкого "христианства нет без церкви". Автор романа не различает социальное и онтологическое измерение Церкви. Вероятно ему это кажется «схоластикой».

    Священник Даниэль попадает под запрет в служении (с.508). Главной причиной является отрицание им догмата о Св.Троице, как греческого изобретения (с.358). Троический догмат носит богооткровенный характер, поэтому его антиномизм не является побудительной причиной его неприятия. Это – антиномия (П.Флоренский). В романе под видом гуманизма отрицается христианство как таковое, точнее говоря, предлагается некоторое улучшение христианства по Улицкой. В романе ортопраксия Даниэля как бы вступает в противоречие с традиционной ортодоксией. Но совершенно непонятно: каким образом Троичный догмат может мешать ортопраксии? Наоборот, высокий пример внутритроической любви может более побуждать к доброделанию, чем абстрактный «строгий» монотеизм. Ортопраксии, как правило, мешает не ортодоксия, а церковная бюрократия. Важно заметить, что борьба с троическим догматом проходит через всю историю христианства. Это ереси монархианства, альбигойцев, стригольников, т.н. жидовствующих, всякого рода универсалистов. Вспомним, что Л.Толстого именно за отрицание догмата троичности Божества отлучили от Церкви.

    3-я точка зрения – иудейская.

    Непризнание троичности это не ересь, а самая что ни на есть ортодоксия. Троичность Божества рассматривается в иудаизме как языческий реликт политеизма. Невозможность на рациональном уровне понять троичность Божества порождает иррационализм в сознании вообще, что может давать странные последствия и на этическом уровне (мысль Толстого).

    Кроме того, христиане очень виноваты перед еврейским миром за Холокост. Христианский мир выродился, не следует своим же заветам. Поэтому сами же иудеи, в среде которых зародилось христианство, могут обновить это же христианство. Дело не в окостеневшей догматике, а в истинном чувстве Бога и жизни. Еврейский реализм и чувство жизни здесь торжествует над христианским лжеспиритуализмом и формализмом.

  • Аркадий Шмуйлович - 30.11.2008 21:12
    Сказать, что мне очень нравится роман - не сказать ничего. Для меня существует немного книг, которые я поставил бы рядом с этим произведением, если говорить о сочетании художественного дарования, отражения в книге огромной работы с документами, глубокого постижения важнейших философских проблем, смелости и прямоты. Как, смею думать, искушённый читатель, как историк по образованию, как ценитель русской литературы везде, где могу, рекомендую этот роман всем любителям серьёзных книг, тем более, что эта написана ещё и лёгким языком.

  • Андрей - 28.04.2008 12:23
    Помоему нет глубины мысли!
    Простите, может это отличительная черта женской прозы вообще?! И язык, которым написана книга отвратительный,потому книга слабая.Брат Даниэль интересен, но книга Улицкой разочаровала...

  • Клара - 10.04.2008 18:39
    Восхищена серьезной работой Людмилы Улицкой. Очевидно, что за судьбами героев кроется ислледование массы документов. Получила массу поводов для размышления...Во истину, как писал Ф. Кафка "книга должна быть топором, разрубающем замерзшее в нас море". Огромное спасибо Людмиле Улицкой за книгу!!!

  • владимир - 02.02.2008 01:47
    спасибо Улицкой за эту книгу,за человечность

  • Татьяна - 04.11.2007 01:18
    Много лет я разрывалась между xристианством и желанием остаться верной своим предкам,руководствовалась только принципом "делай добро и Бог поймет", но и это не помогало. Эта книга сняла камень с души, спасибо Людмиле Улицкой.

  • Дмитрий - 01.11.2007 14:53
    Ваше замечание, Николай, неуместно хотя бы потому, что Улицкая - христианка, а следовательно пишет не о "внешнем", а о "своем".

  • Виктор Гаврилов, Сургут - 01.11.2007 06:35
    Я человек терпимый, но терпеть не могу категоричных оценок, типа той, которую дал Николай. Я прочитал все романы Людмилы Евгеньевны. Могу сказать, что это один из самых глубоких и тонких прозаиков современности. Скоро она приезжает к нам в Сургут, надеюсь задать ей несколько вопросов. А роман о Даниэле, безусловно, сильный и спорный, мне как православному человеку что-то трудно понять (принять), но я знаю одно: в основе веры - любовь (нелицемерная), у Штайна она была.

  • Николай - 31.10.2007 16:51
    В медицине Улицкая лучше разбирается. А написать столько чуши про христианство! Беда, коль пироги начнет печь сапожник.

  • Наум - 13.09.2007 00:54
    Почел книгу два месяца назад, другие книги пока не открываю: все время думаю о Даниэле Штайне, о том каким замечательным учителем жизни он станет для читавтелей романа умной, бесконечно талантливой Людмилы Евгеньевны Улицкой

  • Вика - 05.08.2007 21:17
    Спасибо Людмиле Улицкой за книгу. Мое мнение, что не надо создавать никаких "вне конфессиональных" обществ, т.к. появится нечто новой конфессии, только которая будет... последователем Даниэля. Ведь атеисты тоже верующие - в то что "нет Бога". Нужно, действительно, в одиночку найти СВОЙ путь к Богу - своими делами, поступками, любовью к людям. Ведь Бог есть любовь, а Он - есть везде, во всем. Людмила Улицкая изменила многое в моем мировозрении, отношении, поступках. Спасибо Богу за Его творения !!!!

  • Моня - 11.06.2007 14:39
    Книга произвела на меня очень сильное впечатление. В ней говорится о разграничении таких понятий, как вера и религия, о примате первого над вторым! Я знаю, что на руках церкви и религии всегда была кровь. (крестовые походы, инквизиция, джехад итд... ) Любое преступление можно оправдать, сказав что на то "воля божия".И напротяжении всей исторри человечества церковь "прикрывалась богом", когда творила свои аморальные деяния. Книга, как и сама жизнь Даниеля Руфайзена показывает, что религия это аппарат разобщения людей, что догматизм разрушителен, и лишь та вера, что внутри человека способна к созиданию. Израиль - наверное самая разобщенная страна на свете в плане религии и вообще межчеловеческих отношений. Даже не представляю как Даниелю удавалось реализовать там свой умысел. Наверное, его харизме нет предела

  • Дмитрий - 01.04.2007 18:48
    Бедные Руфайзен и Улицкая - они, наверное, и в помыслах не допускали, что подвижническая деятельность одного и замечательная книга другой дадут импульс к созданию нового "внеконфессионального сообщества"... Увы, нам не дано предугадать...

  • Голубов Альмагий Иосифович - 31.03.2007 16:08
    Господа!
    Предлагаю создать в Сети меж и вне конфессиональное общество "Последователей Даниеля".
    с главным программным тезисом: "У КАЖДОГО СВОЙ ПУТЬ (в том числе и к Богу),
    общее же ЛЮБОВЬ и СОСТАДАНИЕ".
    Главное условие. Общество это не должно обрастать своими (отличными от других) ритуалами, дабы не превратиться
    в секту. Только так можно объединить разномыслящих, но толерантных людей. Их нужно объединить общей Любовью
    и общим Состраданием ко всем без исключений людям на земле, в том числе (по учению Христа) и к врагам, гонителям
    и мучителям своим.
    Последние заслуживают сострадания, ибо злоба - есть болезнь души, причем не менее тяжкая, чем болезни тела.
    Сострадание к отягощенным злобою сегодня крайне важно. Наш супертехнологический мир оказался крайне хрупок.
    "11 сентября" это наглядно продемонстрировало. Дальнейшее показало, что силой подавить терроризм невозможно.
    Силовым воздействием можно только усилить реакцию его противодействия. Одна надежда сломить упорство
    озлобленных своей любовью к ним, своим состраданием к их душевным недугам.
    И любовь, и сострадание, и толерантность, все это было и у рельного Даниеля Руфайзена, и у придуманного
    Улицкой Даниеля Штайна. Пропаганду в Сети этих человеческих качеств, деяний человеческих, причем в любых видах
    (и у отдельных людей, и у их любых объединений) Даниляры (последователи Даниеля) должны противопоставить злобе
    и нетерпимости в любых ее проявлениях (и у людей, и у корпораций).
    Таких крупиц Добра и Любви, как тот, что изобразила в своем романе Людмила Улицкая, по всей земле существует
    неисчислимое множество. Как минимум, чем может заняться сетевое сообщество Даниляров, - это их накоплением,
    систематизацией и суммированием. Одновременно имеет смысл в ярких но неагрессивных формах рассказывать об
    особо опасных проявлениях злобы и нетерпимости откуда они бы не происходили. Особый интерес могут преждставить
    описания проявлений зла, в которых с искренним (а не лицемерным) состраданием, будут исследоваться
    конкретные психологические особенности их носителей.

    P.S.
    Мой сайт в интернете недостаточно раскручен, поэтому наиболее желательным было бы, чтобы обществом
    "Последователей Даниеля" заинтересовался хозяин достаточно известного в Сети сайта и взял организацию Общества
    на себя. Я, со своей стороны объязуюсь этому начинанию всячески содействовать.
    Голубов.

  • скрипка лиса - 28.02.2007 17:20
    спасибо огромное за книгу.прочитала с удовольствием.рекомендую прочесть еще другие книги этого автора.

  • Марина - 12.01.2007 22:54
    Спасибо за статью. Теперь я буду искать "Другой, другие, о других" для своих детей. Тема толерантности важна всегда, а сейчас особенно. О книге: идеи, высказанные автором устами своих героев, мне очень близки. Писатель Л.Улицкая в списке моих любимых современных авторов. "Бог есть Любовь!"

  • Оксана. - 20.12.2006 12:35
    Юлия, спасибо большое за статью.Много раз перелистывала книгу и откладыва,не покупая.Но после прочтения стати, сомнения отпали.Обязательно куплю и прочту.Такой человек, как Даниэль Освальд Руфайзен достоин того, чтобы о нем писалт и читали.Еще раз огромное спасибо за статью.

  • Голда - 20.12.2006 03:22
    Не про книгу скажу - Улицкой лучше не браться за перо и уж тем более за детские книги! Кесарю - кесарево!

  • Анна Алиева - 15.12.2006 18:20
    Юлия, спасибо за новость.Найти путь общения христиан и иудеев, впрочем, как и просто двух людей, между которыми серьёзная вражда - для этого нужны необыкновенное смирение, т.е. мир и любовь, которая от Бога. Хорошо, что есть такие примеры как отец Даниэл, и слава Богу, что он не единственный.

  • Ada - 14.12.2006 14:27
    Очень интересная статья. Но, чтобы верить в Мессию не обязательно вот так вот еврею становиться христианином, хотя герой, видимо, другого выхода тогда не нашел Да, кстати, о других "героях", Августин Блаженный, Франциск Азисский - идеологи инквизици... Про "любовь" церкви (не только православной русской, но и тех же русских протестантов) не надо нам говорить... Мы помним погромы и на себе испытываем это отношение.
    Однако, шалом!

  • Евгений Ломовский - 14.12.2006 13:54
    Даниэль Освальд Руфайзен - самый лучший человек, которого я знал в жизни. Я был его прихожанином и, смею думать, другом.

Ваш Отзыв
Поля, отмеченные звездочкой, должны быть обязательно заполнены.

Ваше имя: *

Ваш e-mail:

Отзыв: *

Введите символы, изображенные на рисунке (если данная комбинация символов кажется вам неразборчивой, кликните на рисунок для отображения другой комбинации):


 

Материалы в данном сюжете

27.05.2009 10:47 | Благовест-инфо
Людмила Улицкая представила книгу, посвященную служению о.Георгия Чистякова и волонтеров в РДКБ

15.09.2008 09:56 | Благовест-инфо
Лауреатом премии имени Александра Меня в 2008 году станет Людмила Улицкая

23.11.2007 19:44 | "Коммерсант"
Людмила Улицкая написала самую "Большую книгу"

23.01.2007 12:05 | "Интерфакс-Религия"/"Известия"
Писатель Кабаков защитил "право на мракобесие"

13.11.2006 15:37 | "Время новостей"
Праведник и «праведность»

10.11.2006 02:13 | "Страна.Ру"
Роман с монахом

03.11.2006 10:00 | Благовест-инфо
Конференция «Христианство, иудаизм и ислам. Опыты встречи» прошла в Италии

01.11.2006 17:36 | "Газета"
«В России я стала интересна только в последние годы»

02.08.2006 13:05 | "НГ-Религии"
«Велик Господь, создавший эволюцию»

На главную | В раздел «Репортажи»

Рейтинг@Mail.ru

Индекс цитирования.



Rambler's Top100








Читайте также:


 
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов отдельных материалов.
© 2005–2016 «Благовест-Инфо». E-mail:info@blagovest-info.ru
Защита от DDoS